Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Инфляция счастья

Инфляция счастья



Известный американский журналист Элиот Уайнбергер в своем эссе «Рвота» писал:

«В последние тридцать лет более или менее имущие обитатели развитых стран завалены продукцией. Взять хотя бы искусство. В музыкальных магазинах - сотни тысяч дисков; мой телевизор принимает семьдесят каналов; в «Справочнике по американским поэтам» перечислены примерно семь тысяч живых, печатающихся стихотворцев; есть веб-сайт, где выставлен на продажу миллион новых книг, и есть веб-сайт с четырьмя миллионами старых книг, которые уже не допечатываются; картинных галерей, танцевальных и музыкальных заведений в любом большом городе стало столько, что хочется сидеть дома и смотреть в пустоту".

Мне проблема перенасыщения представляется одной из главных бед сегодняшнего мира.

Но при попытке поднять этот вопрос очень часто в ответ тут же слышишь контраргумент: "Ой, да перестань! Ты лучше советское время вспомни и очереди за всем! Что в этом хорошего? Гораздо лучше жить сегодня, когда все, что тебе нужно, можно купить без проблем".

Но я по-прежнему задаю себе странный, может быть, вопрос - а хорошо ли это? Несет ли это изобилие благо или приносит вред?

Вы мне можете сказать - "Валера, ты больной?" (с). Как может изобилие не быть благом? Что хорошего может быть в дефиците? А я вспоминаю одного своего умного друга. Мы с ним беседовали о детях, и он сказал очень точную, как мне кажется, фразу: "У моего очень много хороших игрушек, наверное поэтому - нет любимых".

Когда у тебя чего-то очень много - этим "чем-то" очень трудно дорожить.

Когда я в детстве неделю многоходовыми маклями добывал какого-нибудь "Томека на тропе войны", потом, наконец, получал на условии "на ночь почитать, утром в школе отдаешь" и несся домой, чтобы успеть - я был полностью, предельно, невозможно счастлив. Когда вся литература мира у тебя в двухкликовой доступности - в их обладании нет не то что счастья, но даже удовольствия.

Это и есть - инфляция счастья.

Правда-правда, я не вру, это даже экономика подтверждает - доступность прямо-таки рушит стоимость. Когда я был студентом, жил в общежитии, и в мире еще не было никакого интернета, в соседней комнате общаги жил парень, который жил с марок, извините за тавтологию. То есть он зарабатывал на жизнь тем, что обменивался марками, покупал их, перепродавал - и с этого имел весьма неплохой доход. Нужные марки "добывали", стоили они дорого, и "с марок" можно было жить. Сегодня, с развитием средств коммуникации, интернета прежде всего, почти любые марки стали общедоступны. Нет, я, конечно, не про уникальные марки, какой-нибудь "синий маврикий", которых в мире пять штук сколько стоил, столько и стоит. Я про обычные марки. Собирал ты какие-нибудь паровозы - заходи в интернет и покупай себе любые марки с паровозами, хоть Тринидада и Тобаго, хоть Монгол Шаудан, хоть Кабо-Верде.

И знаете что? Стоимость марок упала даже не в разы, а в десятки раз! Они сейчас - почти любые! - стоят копейки. Потому что общедоступны.

Есть, к сожалению, незыблемый закон подлой человеческой натуры: "То, что достается даром - и даром не надо!".

Один мой приятель управлял курсами по обучению английскому. По его словам, была железная закономерность, которая не нарушалась никогда - человек учился, только если заплатил за курсы сам, из своего кармана. Все остальные варианты: фирма отправила, родители оплатили и т.п. - деньги на ветер.

Человеческая натура так устроена, в психику человека жизненный опыт множества поколений вплавил незыблемый постулат: общедоступное, а потому дешевое, не может быть ценным.

Наши родители, знавшие голод не теоретически, глядя на нас, удивлялись и ворчали: "Как можно не ценить хлеб?". Вешали нам всякие нравоучительные плакаты: "Хлеба к обеду в меру бери, хлеб - драгоценность, им не сори!". А мы умом может и понимали, но в реальности - да что его ценить? Он стоит 18 копеек и в любой булочной его - завались! Как он может быть ценностью?

Сегодня наши дети не понимают - что ценного может быть в книге или фильме, если их и дома - самосвалами вози, и в сети - читай не перечитаешь?

Наши библиотеки и фонотеки, собираемые не одним поколением всю жизнь, однажды вдруг стали золотом лепреконов и из драгоценных камней превратились в глиняные черепки.

Инфляция счастья

Фейсбук, как известно, показывает тебе то, что ему самому захочется. Сегодня он решил начать мое утро с треда у Галины Юзефович, где прогрессивные родители клеймят книжное, извините, это цитата, "совкодрочерство" - в общем, тех людей, которые считают, что нынешние детские книги, переводы или иллюстрации в подметки не годятся советским. Я не буду спорить - так это или нет, я о другом.

Один из самых частых аргументов в этом споре звучит примерно так: "Безусловно, в советское время были хорошие книги, но их еще попробуй достань, а сейчас всего выше крыши - можно долго и придирчиво выбирать". И с этим не поспоришь - это действительно так. Все, что тебе нужно, можно купить без проблем - да те же самые переиздания советских книг, если уж они тебе так дороги.

А я хочу задать странный, может быть, вопрос - а хорошо ли это? Несет ли это изобилие благо или приносит вред?

Вы мне можете сказать - "Валера, ты больной?" (с). Как может изобилие не быть благом? Что хорошего может быть в дефиците? А я вспоминаю одного своего умного друга. Мы с ним беседовали о детях, и он сказал очень точную, как мне кажется, фразу: "У моего очень много хороших игрушек, наверное поэтому - нет любимых".

Когда у тебя чего-то очень много - этим "чем-то" очень трудно дорожить. Когда я в детстве неделю многоходовыми маклями добывал какого-нибудь "Томека на тропе войны", потом, наконец, получал на условии "на ночь почитать, утром в школе отдаешь" и несся домой, чтобы успеть - я был полностью, предельно, невозможно счастлив. Когда вся литература мира у тебя в двухкликовой доступности - в их обладании нет не то что счастья, но даже удовольствия.

Это и есть - инфляция счастья.

Правда-правда, я не вру, это даже экономика подтверждает - доступность прямо-таки рушит стоимость. Когда я был студентом, жил в общежитии, и в мире еще не было никакого интернета, в соседней комнате общаги жил парень, который жил с марок, извините за тавтологию. То есть он зарабатывал на жизнь тем, что обменивался марками, покупал их, перепродавал - и с этого имел весьма неплохой доход. Нужные марки "добывали", стоили они дорого, и "с марок" можно было жить. Сегодня, с развитием средств коммуникации, интернета прежде всего, почти любые марки стали общедоступны. Нет, я, конечно, не про уникальные марки, какой-нибудь "синий маврикий", которых в мире пять штук сколько стоил, столько и стоит. Я про обычные марки. Собирал ты какие-нибудь паровозы - заходи в интернет и покупай себе любые марки с паровозами, хоть Тринидада и Тобаго, хоть Монгол Шаудан, хоть Кабо-Верде.

И знаете что? Стоимость марок упала даже не в разы, а в десятки раз! Они сейчас - любые! - стоят копейки. Потому что общедоступны.

Есть, к сожалению, незыблемый закон подлой человеческой натуры: "То, что достается даром - и даром не надо!". Один мой приятель управлял курсами по обучению английскому. По его словам, была железная закономерность, которая не нарушалась никогда - человек учился, только если заплатил за курсы сам, из своего кармана. Все остальные варианты: фирма отправила, родители оплатили и т.п. - деньги на ветер. Человеческая натура так устроена, в психику человека жизненный опыт множества поколений вплавил незыблемый постулат: бесплатное и общедоступное не может быть ценным.

Наши родители, знавшие голод не теоретически, глядя на нас, удивлялись и ворчали: "Как можно не ценить хлеб?". Вешали нам всякие нравоучительные плакаты: "Хлеба к обеду в меру бери, хлеб - драгоценность, им не сори!". А мы умом может и понимали, но в реальности - да что его ценить? Он стоит 18 копеек и в любой булочной его - завались! Как он может быть ценностью?

Сегодня наши дети не понимают - что ценного может быть в книге или фильме, если их и дома - самосвалами вози, и в сети - читай не перечитаешь? Наши библиотеки и фонотеки, собираемые нами всю жизнь, однажды вдруг стали золотом лепреконов и из драгоценных камней превратились в глиняные черепки. Что следующее?

И последнее. В последние годы человечество живет все лучше и лучше. Все больше и больше вещей становятся общедоступными и практически бесплатными. И это, наверное, хорошо.

Но меня почему-то все чаще и чаще посещает вопрос - почему, интересно, все религии мира, все до одной, требуют от своих приверженцев одного и того же - самоограничения. Причем ограничивать надо именно потребление. Держать, к примеру, посты. Не есть самые вкусные продукты, даже если они у тебя есть. Не заниматься в определенное время сексом, даже если есть с кем. Ну или шире - заниматься сексом с одной женщиной, а не со всеми подряд, даже если у тебя появляется такая возможность.

Может быть, это была своеобразная "антиинфляционная политика"? Попытка предупредить или хотя бы сгладить ту самую "инфляцию счастья", которая растет просто угрожающими темпами.

Вон они, пришли! 8))

У меня знаменательный день — недописанная еще книга удостоилась первой критической статьи. Кому интересно — на сайте "Большой игры" появилось мнение моего старого друга и однокашника Максима Сороквашина. Разбор идет в основном в экономической плоскости - о хлопке и тому подобном.

Для привлечения внимания - фото Прокудина-Горского "Доставка хлопка в завод (Мургабское имение)".

Озарение банальщиной

Я понял. Главный враг независимой Беларуси, незалежной Украины, суверенного Казахстана и т.п. - это вовсе не Чорный Пиарщик Павловский, не Отмороженный Националист Рогозин и даже не Имперский Гэбэшник Путин.

Это Дарья Донцова, Евгений Петросян, Борис Акунин, Джайник Файзиев, Сергей Лукьяненко и прочие. Это они - главные строители Империи. Именно их надо объявить Врагами Отечества № 1 в бывших республиках.

Я просто книжку читал и там вычитал следующее. Как вы помните, в финале войны за независимость американских колоний в Версале шли переговоры, и 30 ноября 1782 американская дипломатическая миссия заключила предварительное мирное соглашение с Великобританией. Фактически это соглашение означало независимость САСШ. После подписания в кулуарах к главе английской делегации (фамилию которого я, естественно, забыл) подошел один из французских дипломатов и сказал примерно следующее: "вот вы их отпустили, а меж тем вполне возможно, что эти тринадцать штатов в будущем создадут самую великую империю на Земле".

А мудрый англичанин ответил: "Да. Но все они будут говорить по-английски".

Слишком красиво, конечно, чтобы быть правдой, но, блин, насколько же верно! Общее культурное пространство держит нас вместе куда крепче, чем все эти СНГ, Единые экономические союзы и поставки энергоносителей.

Независимость - она ведь не в экономических показателях, она в головах. А пока русская культура будет там доминировать, люди и будут себя осознавать частью Большой Московии.

ОК, вскрываюсь.

Книжка называется "Эра Меркурия. Евреи в современном мире" и написал ее Юрий Слезкин. Тем не менее уважаемый Саша Гаврилов был абсолютно прав - автор живет в США, пишет на английском языке и ее очень оперативно (оригинал вышел в прошлом году) перевело и издало "Новое литературное обозрение".

Книжка очень хороша. Без дураков - завтра буду писать рецензию и расскажу поподробнее. Автор умен и жжот. На Западе она нашумела очень сильно. Правда, как обычно, автора не поняли. Он всего лишь попытался без купюр разобраться с феноменом евреев в современности, но выводы читатели сделали самые разные.

С этим и связан мой первый опрос. Автор, кроме всего прочего, абсолютно не комплексуя дает наглядную картину - насколько серьезным было влияние евреев в Европе в конце XIX - начале XX века. Мне вот и стало любопытно - а если выложить эти цифры без всяких комментариев - что народ подумает?

В большинстве, думаю, у многих первой мыслью было - жидоморы очередную книгу тиснули. И "Майн Кампф" первым делом вспомнили, и верностью цифр заинтересовались. Collapse )

Викторина намбер Ту - в продолжение темы.

Ниже - кусок текста из той же книжки с купированными названиями. Но на сей раз про современность.

В конце XX века этнические евреи (менее 2% населения) контролировали около 60% частной экономики (страны А), включая "четыре главные авиалинии страны и практически все банки, отели, торговые центры и крупные конгломераты. Они доминировали в грузоперевозках, строительстве, текстильной промышленности, операциях с недвижимостью, фармацевтической, производственной и компьютерной индустриях, а также в сетях оптовой торговли страны… и владели шестью из десяти крупнейших газет столицы, включая самую крупнотиражную".

То же самое происходило в (стране Б) (около 70% частной экономики, 80% компаний фондовой биржи столицы и все без исключения миллиардеры и крупнейшие корпорации страны), (стране В) (около 70% рыночной капитализации) и (стране Г) (67 из 70 наиболее мощных бизнес-групп, причем исключения составляют Военный банк, Бюро собственности короны и (купировано)). В посткоммунистических (стране Д) и (стране Е) этнические евреи быстро вернули себе господствующее положение в экономике: в (Censored) и (Censored) они владеют большей частью отелей, магазинов и недвижимости, а в (Censored) контролируют примерно 50% рыночной активности и доминируют в легкой промышленности, импорте-экспорте, троговых центрах и частном банковском деле.

Вопрос тот же - Каков основной месседж книги?

Дополнительный вопрос - В процитированном отрывке я сделал одну ошибку. Какую?

Ну и высшим пилотажем, конечно, будет восстановление названий, но это уже совсем для героев. 8))

Апдейт: Крупье увеличивает ставки - вот вам еще отрывок, имена собственные по-прежнему купированы.

Крошечное меньшинство со временем стало главной силой в экономической жизни (названия трех стран - скип). Между 1919 и 1936 годами еврейские предприниматели контролировали 67% (скип)-ского импорта-экспорта, а к концу 1960-х годов на них работала, соответственно, 36% и 45% промышленной рабочей силы (скип) и (скип). За последние два десятка лет по меньшей мере семеро глав государств региона были еврейского происхождение (кто и где - пока не скажу). В (скип) потомки евреев в изобилии представлены в политической, экономической и культурной элите, один из них, (имя) претендовал в 2000 году на пост президента. В (скип) евреи (составляющие меньше одного процента населения), полностью контролируют самые производительные секторы экономики, включая торговлю золотом и алмазами, финансы, розничную торговлю, транспорт и операции с недвижимостью. При президенте (имя) пятеро еврейских олигархов были de facto правительством страны.