Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Служба забытых цитат: хадисы Тирмизи о прекрасных просвечивающих женщинах

Служба забытых цитат: хадисы Тирмизи о прекрасных просвечивающих женщинах



Сегодня поговорим о главных восточных красавицах - гуриях.

"Гурия - это красивейшая молодая женщина с прозрачным телом. Её костный мозг просвечивает, как прожилки внутри жемчужин и рубинов. Она напоминает красное вино в белом бокале. Её цвет белый, и она свободна от обыденных физических изъянов повседневной женщины: от менструаций, менопаузы, необходимости мочиться и облегчать кишечник, от деторождения и связанной с ним скверны. Гурия-девушка нежного возраста, у неё пышные груди, они округлы и не отвисают. Гурии обитают во дворцах, стоящих в роскошных предместьях". (Хадисы Тирмизи, том второй).

А вас возбуждают просвечивающие женщины?

Для мужчин добавлю - не печальтесь, все не так плохо. Все еще хуже.

Реплика по ходу "краудфандинг-срача"

Неожиданно выяснилось, что пока я в выходные водил по секциям тхэквандо и фортепиано младшеклассников Агнию и Варвару, в Сети бушевал крайдфандинг-срач, причем с участием бойцов высшей весовой категории.

Началось все с того, что уважаемая Саша Давыдова, недавно успешно собравшая деньги на книгу на «Сбор-нике», решила поделиться приобретенным опытом. Этот пост прочитала не менее уважаемая Ольга Громыко, и, устав от читательских призывов устроить краудфандинг, убедительно рассказала, почему автору краудфандинг не интересен – прежде всего с финансовой точки зрения.

Это пост прочитал уважаемый Сергей Лукьяненко и решил немного добавить своих аргументов, почему про зайцев, то есть краудфандинг – не актуально. После этого предсказуемо состоялся Ад и Угар, споры возникали и множились, вовлекая в действо авторов, издателей, читателей и вообще всех. Неожиданно крайней оказалась уважаемая Надежда Попова, сообщившая об успешном сборе денег у читателей за новую книгу, как не укладывающаяся в постулированный авторитетами тезис.

Я не хочу спорить, тем более, что мое мнение всем известно, но хотел бы сделать два замечания.

Первое – финансовые выкладки Ольги действительно очень убедительны, и полностью соответствуют истине. Вот только разбирается случай, когда автор собирает у читателей деньги на БУМАЖНОЕ издание своей книги. Это не очень характерный случай, скорее – совсем не характерный. Из всех успешных сборов на «Сбор-нике» «на бумагу» собирали только два автора – причем один собирал на издание альбома своих фотографий, а второй – это, собственно, и есть Саша Давыдова. Все остальные авторы не парятся с бумажным изданием, а собирают на электронную версию книги. А там, извините, совсем другие расходы – как финансовые, так и временные (на рассылку книг и т.п.). Меньше в разы.

А так – кто бы спорил, что собирать на бумажное издание – это много суеты и мало прибыли. Более того – как раз кризис традиционных издательств (благодаря которому краудфандинг и начал рассматриваться как альтернатива) и связан в первую очередь с тем, что издание бумажных книг стало выливаться в много суеты и мало прибыли.

Второе, на что я хотел обратить внимание – и Ольга, и Сергей – профессиональные писатели. Выражаясь языком экономиста, Громыко и Лукьяненко это персонифицированные книжные бренды. Со всеми вытекающими последствиями в виде тиражей, гонораров и т.п. Им, полагаю, краудфандинг действительно не нужен и не интересен.

Но есть небольшая проблема в том, что, если называть вещи своими именами, «персональный писательский бренд» - это уходящая натура. Их не становится больше, их становится меньше. Кто не успел запрыгнуть в этот поезд в начале 2000-х – остались на перроне. В сфере фантастики, если мне не изменяет память, последним раскрученным автором был Глуховский, после этого – как обрезало. Поправьте, если ошибаюсь, но, сколько я помню, никто не раскрутился, кроме Дмитрия Руса, который все сделал сам, вложив в собственную раскрутку собственные же деньги, причем немалые.

А все дело в том, что в последние лет десять автора перестали «делать брендом» - прежде всего сами издательства, переключившиеся с раскрутки авторов на раскрутку межавторских проектов. Но это не значит, что талантливые авторы перестали рождаться или работать. Я вот в последние время прочел массу книг по ЛитРПГ – и обнаружил там как минимум трех-четырех неординарных авторов, которые, появись они хотя бы в начале нулевых, сегодня были бы высокотиражными брендами.

И вот посмотрев на это все, я никак не могу согласиться с постулируемым тезисом «для автора нет ничего лучше традиционной издательской схемы». Этот тезис верен, но только для сравнительно небольшой группы авторов. Краудфандинг, безусловно, никакая не панацея и сомнительная альтернатива – у него свои сложности и проблемы, этот способ монетизации писательского труда подойдет хорошо если одному из десяти.

Но отмахнуться от него со вздохом «баловство это все» мешает хотя бы тот факт, что, как показала практика, некоторым авторам читатели готовы платить гонорары в большем размере, чем это могут сделать издательства. Правда, остается открытым вопрос стабильности подобных платежей.

Вопрос

На выходных собираемся всем колхозом в славный город Казань. Знающие люди, подскажите - куда там надо обязательно сходить, где питаться и так далее? А то семья так и будет сидеть в гостинице. 8)))

Участвую в беге в мешках

Как там было у классиков? "Твой номер семнадцатый, следи за клиентом!".

Как это не удивительно, но "Люди, принесшие холод" попали в лонг-лист премии "Просветитель".

Так как на этой стадии мое участие в конкурсе и завершится, пользуясь случаем, благодарю "Газету.Ру" в лице "главного научника" родного издания Николая Подорванюка, номинировавшего меня на премию. 8))

Дыбр

Посмотрел вчера ролик из Луганска - второй день ничего делать не могу. Не пишется, не думается, все из рук валится.

Вспомнил свой старый текст. Еще 8 лет назад, в 2006-м, когда я совсем закопался в документах XIX века, была у меня идея написать книжку про "попаданца наоборот" - какого-нибудь неглупого обитателя российской глубинки из девятнадцатого столетия, случайно угодившего в наше время. Назвать это как-нибудь вроде «Неотправленные письма адъюнкта Тимофеева», да там и излагать там его впечатления от жизни в наше время.

Ничего не написал, конечно, только одно письмо и сохранилось в итоге. Перечитал сегодня - и решил переложить поближе.

_________________________________________________
Письмо восемнадцатое

Здравствуй, душа моя, Клим.

Продолжаю рассказывать об обычаях да нравах тутошних. Здешние жители в любопытстве своем безудержном научились проникать взором во все концы земные, наблюдать воочию, едва где что случиться.

Вроде бы – диво дивное, нам бы такое умение, особливо во время зимы нашей, долгой до нескончаемости, да тоскливой, да скучной. Однако же, как и завсегда здесь, благо злом оборачивается, а за личиной вроде бы ангельской богомерзкое рыло диаволово проступает.

У нас ведь как было? Что в твоем городе произошло – и знаешь, и видишь, а иногда и на шкуре твоей зарубки судьба на память оставит – дабы не забывал науку. Но уже верст за десять коли что интересное случилось - только слухи слушай, да сплетни собирай, да радуйся, коли не наврут свидетели сверх меры. Про то же, что в столицах творится – только из газет и узнаешь, да и то задним числом. А уж что там в Камчатке происходит, али в Дербенте каком – не узнаешь никогда, хоть ты все жалование на газеты положи, службу брось, да на вокзале поселись – приезжих за рукав хватать, все новости выспрашивать.

Сам же помнишь, как я от скуки нашей уездной страдал, все в столицы рвался. Там, мол, жизнь кипит бурлеском, а у нас всех новостей за неделю – у лавочника Ситникова ночью мазурики замок сбили, да три отреза сукна унесли, да брандмейстерша Хлебникова двойней разродиласьCollapse )

Реплика

Почитал последние копирайто-срачи - у Еськова, у Лазарчука, у Уланова и т.п.

Был сильно впечатлен лексикой, на которую за время моей эмиграции во внутреннюю Монголию перешли обитатели ЖЖ. Хотел уже было возмутиться, но потом вспомнил один эпизод.

Во время моей первой поездки в Китай я как-то поинтересовался у своего друга Макса, много лет уже жившего там: "Макс, почему они все время так громко орут?". На что услышал закономерное: "Их очень много. Чтобы тебя заметили, надо очень громко орать".

Много нас стало, интернетизация страны действительно очень и очень быстро растет. Но опять таки - во всем есть не только минусы, но и плюсы. Ведь стали не только громко орать и оживленнее рожи корчить. Как вы думаете, только честно, сколько книг Лазарчука купили бы всего пару лет назад?

(no subject)

Это – памятник. Так он выглядел в 2011 году. Как он выглядит сейчас – я не знаю. Не уверен даже, что он до сих пор существует. (фото из ЖЖ 08196408)

Этот памятник уникален тем, что его одни герои нашей истории поставили другим героям – своим предшественникам.

Это памятник участникам русской экспедиции князя Александра Бекович-Черкасского в 1717 году. Экспедиция Бековича-Черкасского была первой в российской истории масштабной русской экспедицией в Среднюю Азию. Вообще первой – ни разу до этого Россия воинские соединения туда не посылала.

Про эту экспедицию можно писать романы в стиле Майна Рида, Луи Буссенара и прочих мастеров описания авантюрной экзотики, чарующей красоты прекрасных туземок, лишений и скитаний, спрятанных сокровищ и великолепия дикой природы другого мира.

Все элементы авантюрного романа в наличии – таинственный посланец экзотической национальности, сообщивший царю о сокровищах, скрытых в чужих землях, снаряжение экспедиции за “еркендским золотом”, точнее, сразу двух – одна вышла из Астрахани, другая – из Сибири. Был дерзкий план – сначала пеший переход войска через страшную пустыню, потом строительство кораблей и опасное плавание в сказочную Индию, которая, как известно, “находится на самом краю земного диска”. Именно поэтому во главе экспедиции стал профессиональный моряк, один из лучших мореходов России, князь Александр Бекович-Черкасский.

Как и положено в авантюрном романе, прошлое главного героя было темным, происхождение – таинственным, а сам он – брутальным мужчиной экзотической национальности. Бекович-Черкасский был черкесом, еще мальчиком взятым в Россию, воспитанным одним из высших сановников Империи, и вместе с другими боярскими детьми отправлен Петром в Европу учиться мореходному делу.

Я не буду пересказывать всю эту историю, она достаточно подробно изложена в моей книге (http://grgame.ru/book). В этой экспедиции было все – опасные кораблекрушения, возведение форпостов на чужих землях, предательство первого заместителя, засылка шпионов, рапорты резидентов, бегство от властей, сумасбродные вожди, огромная внеземная любовь, трагическая гибель главной героини, ненависть могущественных вождей, чудесные спасения… И страшный финал.

Вся экспедиция Бековича-Черкасского погибла. Вся.

Из начальника экспедиции, князя Бековича-Черкасского, сделали чучело – хивинцы сняли с него кожу, набили ее сухой травой и получившееся чучело повесили в створе городских ворот. Отрезанную голову предводителя “урусов” хивинский хан отослал в подарок хану бухарскому.

Заварившего всю эту кашу таинственного посланца-туркмена спрятали соплеменники, потом дали коня и велели бежать без оглядки. К его чести, он не побоялся спроса грозного царя Петра за свою так трагически закончившуюся затею. Гордый туркмен, едва избежавший смерти, опять испытывая судьбу, ехал по степи не в родные кочевья, а в так и не достроенную крепость «Святого Петра».

Рассказать русским, что войска Бековича больше нет.

Гурьевский казак, татарин Алтын Усейнов был отпущен вместе с другими мусульманами. Перед уходом он рискнул, пробрался к виселицам, и видел там, рядом со страшными чучелами, водруженные на пиках головы Салманова и
Экономова. Но головы Бековича, как он честно рассказал на допросе, не приметил. Естественно – ее в то время уже везли в Бухару.

Казаку Федору Емельянову удалось ускользнуть еще во время резни.

Казак Михаил Белотелкин во время истребления своего отряда был ранен и потерял сознание. Очнувшись, он увидел, что лежит среди трупов. Белотелкин поднялся, и медленно побрел на север – в сторону Гурьева.

Эти четверо были единственными, кто вернулись в Астрахань из трехтысячного отряда князя Александра Бековича Черкасского. Из протоколов их допросов мы и знаем подробности этой страшной экспедиции.

Все остальные остались в Хиве – кто в земле, кто в рабстве. Все три тысячи.

Единственной памятью об этих тысячах русских могил остается обелиск, поставленный первым жертвам Большой игры их своеобразными «сменщиками» — бойцами знаменитого Красноводского отряда, наверное, самым героическим подразделением из русских войск в Туркестане, бывшем в первых рядах во всех самых горячих “делах”, как говорили тогда.

Именно они, легендарные «белые рубахи», поквитавшиеся за отряды Бековича и поставили в 1871 году близ нынешнего туркменского поселка Кызал Су скромный памятник, написав на нем: «Красноводский отряд – сподвижникам Петра I». А на второй плите выбили незатейливое стихотворение:

В степи дикой и безмолвной
Вас, братья, мы нашли
И теплой молитвой
Ваш прах почли.


Это, повторюсь, единственная память о первой нашей экспедиции в Среднюю Азию. Вот так этот памятник выглядит сейчас.

Лучшего свидетельства о том, как мы знаем, помним, и уважаем деяния своих предков, трудно и представить.

Никто не любит вспоминать о поражениях. А то, что проигравшие мостили путь победителям, а без поражений не было бы побед – да кому это интересно?

Не нам – точно.
___________________________
Я написал эту историю для своего проекта - там положено периодически демонстрировать, что представляет собой проект, под который ты собираешь деньги. Но потом подумал, и решил выложить ее и здесь - мне кажется, чем больше людей будут знать историю с этим памятником, тем лучше.

Собственно, для этого я и хочу издать эту книгу - может быть, хоть чуть-чуть но лучше будут знать о том, что было.

Праисторию

Я внезапно понял, почему перестал читать Акунина. А ведь был когда-то не просто любителем – чуть ли не фанатом. Все читал взахлеб, да не по одному разу. Более того – в том, что я сам взялся за исторические пописушки, заслуга Григория Шалвовича огромна, если не определяющая.

Потом запал как-то потихоньку пропал, я уже не бегал за книгами в день выхода, а потом, честно говоря, и вовсе перестал читать, на монографии переключившись. Долго не мог понять – почему, а сегодня вот дошло.

Прочитал вот этот его постинг - и понял. Просто то, что он пишет сегодня – это уже не история. Вы прочитайте, написано, как всегда занимательно. О двух людях, не идущих на компромиссы, антикоррозийных героях, противостоящих любой среде.

И впору действительно пустить слезу от умиления, как это делают собравшиеся в комментах хомячки (не люблю этого слова, но в данном случае большинство именно хомячки).

Вот только, сколько я понял, первый герой был вовсе не мелким клерком, а, являясь заместителем директора дирекции внешнего долга компании ЮКОС, одновременно руководил двумя зарегистрированными на Кипре оффшорными компаниями, через которые "прогнали" 8.5 млрд долларов юкосовских денег.

Что мне лично как-то уже мешает поверить в злодейскую безвинную посадку за отказ свидетельствовать против МБХ. Но это ладно, я здесь не специалист.

А вот с Бейли все гораздо интереснее, и здесь я осмелюсь задержать ваше внимание подольше - смею надеяться, в Большой игре я немного более сведущ, чем в деле "Юкоса".

Я не спорю, Фредерик Маршман Бейли был великий английский Игрок, разведчик милостью божьей, сделавший для Великобритании очень много. Легенда Большой Игры, заслужившая этот титул по праву.

Но зачем, блин, делать из него икону нравственности, человеколюбия и порядочности? Я не спорю, что такие люди есть, но в Больших Играх таким делать нечего. Судьба того же нашего Наливкина – тому хорошее подтверждение.

По моему, если уж ты начал говорить, говори всю правду. На момент миссии в красный Туркестан Бейли был не каким-нибудь «служащим колониальной администрации», а матерым разведчиком. И некоторые факты мне как-то мешают поверить в то, что у таких людей «даже не возникает мысли о том, что ради своего спасения можно пройти по трупам».

Акунин почему-то не считает нужным упомянуть, что до командировки в Туркестан Бейли, к примеру, участвовал в Тибетском походе Янгхасбенда. Как аккуратно написано в предисловии к рекомендуемой автором постинга книге «Миссия в Ташкент»: «В 1904 году он в качестве офицера, владеющего тибетским языком, побывал в запретном тибетском городе Лхаса в качестве члена экспедиции полковника Френсиса Янгхазбенда, посланной лордом Керзоном». И дальше – про путешествия и коллекцию бабочек.

Вот только в Лхасе англичане не бабочек ловили. Военная миссия в Тибет, когда англичане пулеметами выкашивали своих вооруженных фитильными ружьями противников, психологически сломала даже самого Янгхасбенда – тогдашнюю икону британской разведки. Не случайно именно после этого рейда он отошел от активной деятельности, а вскоре и вовсе вышел в отставку, жалуясь в мемуарах, что сотни убитых тибетцев снятся ему постоянно. А Бейли ничего, служил… Или такой штришок в его биографии, в предисловии аттестованный как «в 1911 году он входил в качестве офицера разведки в состав Британской военной экспедиции в северном Ассаме». Вот только и инициаторы, и сами участники называли ее чуть-чуть иначе: «британская военная КАРАТЕЛЬНАЯ экспедиция в северном Ассаме». Тогда, знаете ли, политкорректности не было, и кошку называли кошкой.Collapse )

Успел, успел!!!

Пусть и за полчаса до окончания, но выложил все-таки еще на этой неделе. Сроки не просохатил!

В "Тайной комнате" появился новый фрагмент, открывающий вторую часть первого тома.


Мы переносимся с Каспия в Южную Сибирь и наконец-то вспоминаем о второй экспедиции, отправленной за яркендским золотом.

«Руководить «сибирской» экспедицией, как и «каспийской», был назначен присланный из центра «варяг». Им стал армейский подполковник и гвардейский капитан Иван Дмитриевич Бухгольц. Дело даже не в том, что присланным «персонам из Петербурга» было гораздо легче делать дела, не оглядываясь ни на какие прошлые одолжения, старые дружбы и не отданные долги. Дело было еще и в том, что Гагарину Петр явно не доверял. Старый 55-летний губернатор был на редкость скользким типом – очень умным, волевым, хитрым и постоянно себе на уме. Никто никогда не знал, что же за мысли роятся в этой рано поседевшей голове. К тому же он обладал невероятно развитыми — даже для России с ее вековыми традициями казнокрадства и местного «кормления» — способностями обратить все в свою пользу, снять с любого дерьма пенку и выбить что-нибудь для себя даже из самой поганой ситуации. Потому, рассудил Петр, пусть-ка идет Бухгольц – целее яркендское золото будет.

А в преданности Бухгольца сомневаться никаких оснований не было. Он, как и Бекович, был настоящим «птенцом гнезда Петрова» — выкормленным императором с малых лет, поднявшимся на крыло в его стае, и уже не раз проверенным в серьезном деле. Иван Дмитриевич, как вы наверняка поняли по фамилии, как и Бекович, был не совсем русским, точнее – совсем не русским».


Выложен в открытый доступ двадцать первый фрагмент книги "Люди, принесшие холод". Он завершает историю Бековича и первую половину первого тома.