Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Служба забытых цитат: зоолог Северцев о том, как ему отрубали голову

Почти безголовый магистр

Выходные - время для несерьезных текстов. Знаете, кто самые крутые среди ученых?

Зоологи.

По крайней мере, я не слышал, чтобы с представителях других наук приключались столь же безумные (но при этом - строго документированные) случаи.

Первый из них произошел с Николаем Северцевым, известнейшим русским зоологом (на 25 этаже высотки МГУ, в Музее землеведения, установлен его бюст), основоположником отечественной зоогеографии и экологии. И - человеком с недоотрубленной головой.

Да-да. Совершенно безбашенный был исследователь. Да, практически в прямом смысле слова.


Н. А. Северцов. Портрет работы Т. Г. Шевченко. 1859 г.

Дело в том, что как только Средняя Азия была присоединена к России, ученый немедленно отправился исследовать тамошнюю фауну. А идущие в регионе боевые действия его мало беспокоили. Почти год он изучал животных низовьев Сыр-Дарьи, но потом все-таки нарвался - причем в прямом смысле - во время охоты они вместе с препаратором Гурьяновым, который был с ним с самого начала экспедиции, нарвались на вооруженный отряд кокандцев.

Вот как описывает дальнейшие события сам основоположник:

«Он (Гурьянов - ВН) скакал сперва рядом со мной, но нас разлучили первые, обогнавшие нас коканцы, кольнувши его пикой. Он стрелял — вместе с казаками и после; его ружье было двуствольное. Результата своего выстрела он не видал; еще дым не рассеялся, как он уже получил, как я после узнал, еще три раны пикой, к счастью, легких, и был сбит с лошади, не убивши и не ранивши никого.

Едва успел я от него отъехать, как меня догнал коканец и кольнул пикой. Коканцы скакали впереди меня — другие еще оставались сзади — мною овладела злоба пойманного волка, кусающего своих ловцов с яростью безнадежного отчаяния. Я не надеялся спастись и, решившись не достаться им даром, метко, расчетливо прицелился в ранившего меня коканца, пустил в него правильно досланную пулю — и его лошадь поскакала без седока, а он лег мертвый поперек дороги, с простреленной навылет головой.

Тут опять мелькнула пропавшая было надежда догнать своих, пробиться — да лошадь запнулась перед мертвым телом; меня настигли еще три неприятеля. Я обернулся к ним, готовый еще раз стрелять, и выстрелил, но уже пеший; сперва меня сняли с лошади на пике, воткнутой мне в грудную кость. Остававшаяся в одном стволе, недосланная пуля так и не вылетела; выстрел разорвал ружье.

Тогда один из неприятелей, коканец, ударил меня шашкой по носу...

Служба забытых цитат: русский народ о котиках

Служба забытых цитат: русский народ о котиках

Как говорил главный герой фильма "Калина красная", уголовник-рецидивист по кличке Горе, получив перед баней белье чужого мужа: "Погружаюсь все ниже и ниже, даже самому интересно...".

Я вот тоже - погрузился до уровня котиков. Во-первых, вчера мой собственный котик Феодосий устроил дочкам фотосессию, одним из снимков которой не могу не поделиться. Все равно воскресенье, несерьезный день:



В свое оправдание замечу, что изображениями своих котиков люди делились всегда. Вот вам, чтобы не выбиваться из специализации паблика, небольшая историческая цитата про котиков.

Дореволюционный русский народ своими котиками хвастался не меньше, чем мы.

Рекламы пост

– “Эс” как доллар?
– Нет, “эс” – как надкусанный бублик.


Как уже догадались мои постоянные читатели, Ярослав Свиридов​ выпустил новый "Растянутый твиттер". Кто не читает - тот сам себе враг.

Кстати, у вас еще есть шансы подарить миру его детскую повесть "Шляпс!". Осталось шесть дней, совсем немного денег и как минимум два ребенка, которые каждый день проверяют, не собрал ли "Шляпс!".

Напоминаю, что в этой ситуации нам советуют классики:
«Красиво составлено, — решил он, — под таким соусом и деньги дать можно. В случае удачи — почет! Не вышло — мое дело шестнадцатое. Помогал детям — и дело с концом» (с)
_____________________________________________________
Оригинал взят у yasviridov в «Растянутый Твиттер», выпуск №70
Семидесятая выжимка из моего твиттеровского аккаунта .

Всегда приносите девушке кофе в постель. Тогда эта лентяйка быстрее встанет и начнет хлопотать по дому, а вы сможете спокойно полежать.
**

Когда я получаю эсэмэску о приходе зарплаты на карточку, я всегда пишу в ответ – “Я тоже тебя люблю”.
**

Жаль, что вампиры боятся чеснока, а не, например, арбузов. Было бы как-то веселее, что ли.
**

Для следователя очень важно иметь непроницаемое лицо.


Collapse )

Новости

Оригинал взят у vad_nes в Новости
Двадцать первый век только начался, и в 2001 году мы сыграли в первую "Рваную Грелку". Это была первая и единственная грелка, в которой я участвовал как автор. Мой ужасный рассказ, естественно, не выиграл ничего, Грелку порвал Юрий Бурносов, числившийся тогда одним из самых перспективных молодых фантастов, второе место занял Бойцовый кот Мурз, ныне славный вовсе не литературными подвигами, а громкими "посадками" и рассказами о своей войне в Новороссии. А третье место... На третьем месте было фентези, и кто-то, еще до снятия масок, уверенно сказал: "Это Оптимус. Я читал "Волчьего пасынка".

С тех пор прошло страшно подумать сколько лет, мы с Оптимусом давно познакомились и подружились - и в реале, и в Сети. За 14 лет мы не помолодели, но вот писать и критиковать стали заметно лучше. Сегодня он выставил на "Сбор-нике" свою новую книгу "Темные острова". Любителям старого-доброго классического фентези уверенно рекомендую.

По традиции - отрывок для понимания:
____
Когда люди Золотого Щита ворвались в наш лагерь, убивая заспанных и застигнутых врасплох мужей направо и налево, я оказался слишком далеко от своего оружия. Выданное мне Эстрельдом копье с наконечником из мягкого дрянного железа осталось в общей пирамиде у костра, там же лежал и плохонький щит, сплетенный из веток ивы и обтянутый кожей, так что никакого другого оружия, окромя бесполезного маленького ножа за поясом, при мне не было.

И все же в ту ночь я впервые убил.

Я не горжусь своим первым убитым, хотя часто его вспоминаю. То был мальчишка на год, а то и два младше меня, щуплый и неуклюжий. Он не носил ни топора, ни копья, поскольку судьба назначила ему другой путь – путь колдуна и друида, такого как Старый Раннах, или как Муфит – глупый, скандальный колдун, сопровождавший дружину Эстрельда...

Стоили ли чего-то чары Муфита той ночью никто не узнал: старого мошенника зарубили как раз, когда он выбирался из своей маленькой кожаной палатки, держа в руке лопатку медведя с вырезанными на ней магическими знаками и что-то заунывно запевая. Я увидел его гибель сразу после того, как Косолапый упал с копьем в голове, а наш лагерь наполнился черными тенями, в руках которых тускло отсвечивало железо. Тени вопили, как проклятые души и крушили все вокруг, разбрызгивая кровь.

А потом я увидел крадущегося в темноте мальчишку с кривым и узким ножом, которым он дорезал глотки упавших на землю раненных, тихо смеясь самому себе. Кровавая ярость боя захватила его, но совсем не так, как это происходит с воинами и хевсхортами. Он не кричал, не колотил оружием по щиту, не вступал в противоборство с мужами, упиваясь безумной горячкой сражения. Вместо этого мальчишка тихо и безжалостно пускал кровь тем, кто не мог оказать сопротивления, заглядывая в глаза, чтобы увидеть, как их покидает жизнь.

Думаю, он был безумцем и вне битвы.

Подчиняясь неосознанному приступу гнева, я схватил с земли тяжеленный чурбан, на котором наш кузнец вечером правил оружие, и швырнул его в маленького мерзавца. Не знаю, откуда и силы взялись – только руки и плечи болью обожгло. Снаряд смял и скомкал его, как куклу. Мальчишка упал и забил ногами в агонии.

В следующее мгновение кто-то ударил меня по затылку, и звезды, рассыпавшиеся по небу, брызнули мне прямо в глаза.
______

Изба-читальня

В последнее время много читаю дебатов в Сети. Все чаще вспоминаю один короткий рассказ:
____________________
МИХАИЛ ЗОЩЕНКО
КОШКА И ЛЮДИ

Печка у меня очень плохая. Вся моя семья завсегда угорает через неё. А чёртов жакт починку производить отказывается. Экономит. Для очередной растраты.
Давеча осматривали эту мою печку. Вьюшки глядели. Ныряли туда вовнутрь головой.
— Нету,— говорят.— Жить можно.
— Товарищи,— говорю,— довольно стыдно такие слова произносить: жить можно. Мы завсегда угораем через вашу печку. Давеча кошка даже угорела. Её тошнило давеча у ведра. А вы говорите — жить можно.
Председатель жакта говорит:
— Тогда,— говорит,— устроим сейчас опыт и посмотрим, угорает ли ваша печка. Ежли мы сейчас после топки угорим — ваше счастье — переложим. Ежли не угорим — извиняемся за отопление.
Затопили мы печку. Расположились вокруг её.
Сидим. Нюхаем.
Так, у вьюшки, сел председатель, так — секретарь Грибоедов, а так, на моей кровати,— казначей.
Вскоре стал, конечно, угар по комнате проноситься.
Председатель понюхал и говорит:
— Нету. Не ощущается. Идёт тёплый дух, и только.
Казначей, жаба, говорит:
— Вполне отличная атмосфера. И нюхать её можно. Голова через это не ослабевает. У меня,— говорит,— в квартире атмосфера хуже воняет, и я,— говорит,— не скулю понапрасну. А тут совершенно дух ровный.
Я говорю:
— Да как же, помилуйте, ровный. Эвон как газ струится.
Председатель говорит:
— Позовите кошку. Ежели кошка будет смирно сидеть, значит, ни хрена нету. Животное завсегда в этом бескорыстно. Это не человек. На неё можно положиться.
Приходит кошка. Садится на кровать. Сидит тихо. И, ясное дело, тихо — она несколько привыкшая.
— Нету,— говорит председатель,— извиняемся.
Вдруг казначей покачнулся на кровати и говорит:
— Мне надо, знаете, спешно идти по делу.
И сам подходит до окна и в щёлку дышит.
И сам стоит зелёный и прямо на ногах качается.
Председатель говорит:
— Сейчас все пойдём.
Я оттянул его от окна.
— Так,— говорю,— нельзя экспертизу строить.
Он говорит:
— Пожалуйста. Могу отойти. Мне ваш воздух вполне полезный. Натуральный воздух, годный для здоровья. Ремонта я вам не могу делать. Печка нормальная.
А через полчаса, когда этого самого председателя ложили на носилки и затем задвигали носилки в каретку скорой помощи, я с ним разговорился.
Я говорю:
— Ну, как?
— Да нет,— говорит,— не будет ремонта. Жить можно.
Так и не починили.
Ну что ж делать? Привыкаю. Человек не блоха — ко всему может привыкнуть.

1928

Дыбр

Варя очень любит "лупоглазеньких" - серию игрушек "Юху и его друзья". Но особенной любовью у нее пользуются лемуры. Лемур Ляпа (сокращенное от Лапуня) - ее любимая игрушка лет примерно с трех, он из тех самых друзей детства, которые не покидают хозяйку, таскаются с ней и в пир, и в мир, и в сад и в песочницу, ночью спят с хозяйкой и не дай бог на полчасика потеряются - реву на весь подъезд.

При этом Варя - очень активная, целеустремленная и деловая девочка, всегда знающая что где дома лежит, что в каком магазине продается и т.п. Этим она принципиально отличается от своей сестры-близнеца Агнюши, которая, напротив, девица исключительно романтического складу - к домашней работе не склонная, до дрожи обожающая сказки, мультики и искренне верящая во все волшебное.

Позавчера девушкам был подарен очередной лемур - причем не маленький, как Ляпа, а большой. Но - один на двоих, потому как в магазине он был один и последний. После нескольких цапаний и игр в перетягивание лемура Варя решила, что это не дело. И решила накопить на второго лемура.

Словом "накопить" Варвара Вадимовна обозначает жесткий краудфандинг. Деньги она собирает примерно как Юрий Михайлович Лужков на Храм Христа Спасителя с московских коммерсантов. Спонсоры, надо сказать, жесткому давлению часто сопротивляются, но на сей раз все шло успешно из-за продуманной стратегии сборов. К нашему с Леной возвращению с работы в активе Вари уже числились 200 рублей, отжатых у дедушки, бабушку раскололи на 50 рублей и десять рублей с копейками у девочек было в заначке.

Ужин у нас с Леной протекал под прочувствованный монолог о том, что де-факто с большим лемуром и в садик и везде ходит одна Варя, Агнюша же получается несправедливо обиженной, потому как один на двоих - это все-таки не дело. В общем, не корысти ради, а токмо волею пославшей меня сестры - дайте "по соточке" каждый. Сестра, бай зе вей, в агитации и пропаганде участия не принимала, а валялась перед телевизором, переживая жизненным перепетиям юных пегасов из мультсериала "Дружба - это чудо".

Расчувствовавшиеся родители - не себе же, а сестре старается! - скинулись по сто рублей и уведомили доченьку, что "по соточке" говорить неправильно. Невоздержанный на язык папа добавил, что "по соточке" не собирают, а набираются, но получил локтем в бок и тему свернул. Доченька, посчитав накопленное, поняла, что на лемура ей уже хватает, и с диким кличем каманчей умчалась радовать сестру.

Родители пили чай, радуясь блаженной тишине, как вдруг из спальни раздалось на всю квартиру:

- Как это не хочешь лемура?! Я тут весь день бегаю, коплю с выпученными глазами, а она теперь лемура не хочет!!!

Прекратив, наконец, биться в истерике и вытерев глаза от слез, папа вдруг подумал - вот так и вся наша жизнь в последние лет десять протекает под девизом "Коплю с выпученными глазами". То на поездку летом, то на гараж, то на квартиру...

Очень точное выражение.

Кукушка

Сегодня рассказ о "Кукушке" - чрезвычайно рискованной офицерской игре, которая, тем не менее, была широко распространена во всех отдаленных гарнизонах, от Мерва до Петропавловска-Камчатского. На Дальнем Востоке ее, правда, называли "Тигра". Дальше цитата:



"Теперь куда тише стало. Размах меньше — да и начальство препоны ставит. Прежде как стояли в городе: нет ни цирка, ни театра… Соберется публика у кого из холостых, а то в своей офицерской столовой, и как выпьют хорошенько — сейчас же в кукушку играть начнут. Любили страсть эту игру.

— Что это за кукушка, есаул? — снова спросил доктор. — Карточная игра какая–нибудь?

Есаул так и прыснул от смеха…

— Кукушка?.. — переспросил он через минуту, отбрасывая далеко от себя обглоданную кость. — Это, я вам доложу, преинтересная игра, у кого только нервы крепкие… Обыкновенно для этого выбирается какая–нибудь большая постройка. Сарай, что ли, либо конюшня пустая — и вот, человек десять забираются туда ночью, причем у каждого револьвер в руках, да патронов запас хороший… Погасят огонь и разбредутся по всему помещению… Ну, там каждый что найдет, бочку ли, ящик, а то и другую какую штуку, да за нее и схоронится… А один, по жребию, самую кукушку представлять должен… Рассядутся… И тихо, так тихо все станет, даже дыхания не слышно. А тут–то кукушка и крикнет: «Ку–ку»… Остальные на голос в кукушку и стреляют… Как хватят чуть не залпом… Тра–та–та, и защелкают пули по стенам… Collapse )И опять снова тихо так, что сам слышишь, как сердце в груди колотится… А там опять: «Ку–ку». А в ответ: тра–та–та… Прямо–таки в азарт многие входили. Стреляешь, стреляешь… Прислушивается, и снова: «Ку–ку». Забываешь, что это свой же брат кукует, а только и думаешь: «Погоди, проклятая, вот уже следующий раз я тебя как следует срежу». Бывает, что по очереди кукуют, да с места на место перебегают… И как пойдут палить, так со стороны слушать — целое сражение… Весело так сделается.

— И что же, неужели такая игра кончалась благополучно всегда? — возмутился взволновавшийся доктор.

— Какое там благополучно, — успокоительным тоном ответил рассказчик. Всяко было… Раз, я помню, такая неудачная кукушка была, что хорунжего нашего разом ухлопали, десятка выстрелов не сделавши. Еще поручика подстрелили, фамилии его не помню, знаю, что стрелковый был… Так тогда чуть не всю ночь напролет палили, а только под утро, когда устали все, то слышим: «Ой». Зажгли огонь, смотрим — руку прострелили поручику… И ничего, зажила рука.

— Ну и нравы у вас тут были, — нервно рассмеялся доктор К… Вы как будто об этом с каким–то особым удовольствием вспоминаете. Просто страшно становится. Ведь таким образом ни за грош человека на тот свет отправить можно…

— Что ж, и это бывало, а только, я вам скажу, кажется — дикая игра, но она владеть собою приучала… Посмотришь, иной молодец во всем принимал участие: и в историях разных, и в кукушку играл, и на тигра ходил… И вырабатывался таким, что нервы как веревки. Первый человек потом на войне оказывался. Смейтесь себе, а я все же скажу, что и эта бесшабашная удаль послужила на пользу, воспитывая тот дух, которым отличались всегда туркестанские войска… Вот вы осуждаете кукушку… А ведь на ней самой воспиталось целое поколение туркестанских офицеров в сознании, что жизнь — копейка, и потому эти сорванцы потом и выказывали, когда нужно было, чудеса храбрости… Всему свое время…"

Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3–х книгах. Книга 2. Русско–афганская граница. — СПб., 1909.


На снимке - офицеры туркестанского саперного батальона.

Мой проект о Большой Игре - здесь

Туркский анабасис семьи Нестеровых

Все постинги о поездке в Турку - по тэгу "Финляндия"

Шоппинги, викинги и лопари



И вот, наконец - прощай Наантали. Грузимся в автобус и отправляемся в Турку. По ежедневной традиции всех желающих пошопиться высаживают в центре Турку, на Торговой площади (по-фински: Каупаттори), а оставшиеся едут в отель. Семейство Нестеровых, посовещавшись, решило, что пора бы уже и пробежаться по рождественским распродажам. И здесь пару слов о шоппинге. Сразу скажу, что по рассказам где-то на окраине Турку есть какое-то гигантское скопление складов и магазинов, которое и за неделю не обойти, но предметно мы этим вопросом задаваться не стали. Потому как нас сразу же предупредили - разница в цене не принципиальна, а вот вымотаешься ты там в мочало. Поэтому, на мой взгляд, оптимальный вариант - крупные торговые центры. Их в Турку несколько: Collapse )

Колонка