Вадим Нестеров (vad_nes) wrote,
Вадим Нестеров
vad_nes

Categories:

Довесок

К моим ночным экзерсисам о сыплющемся мире. Два стихотворения от двух поэтов, написанные примерно в одно время.

Все-таки у настоящих поэтов чуйка никогда не сбоит - они флюиды, которые в воздухе носятся, кожей улавливают.

Оба длинные, поэтому под кат, для желающих.


БЕССОННИЦА-90


Мы -
        боящиеся озонной дыры, СПИДа и кооператоров,
нашпигованные с детства лекарствами,
                                                 слухами и нитратами,
молящиеся, матерящиеся,
                                    работающие и бастующие, 
следователи и подследственные,
                                            стареющие и растущие,
спорящие, с чего начинать:
                                      с фундамента или с кровли,
жаждущие немедленной демократии
                                                   или крови,
мы -
        типовые, типичные,
                                      кажущиеся нетипичными,
поумневшие вдруг на "консенсусы",
                                             "конверсии"
                                                    и "импичменты",
ждущие указаний,
                          что делать надо, а что не надо,
обожающие:
             кто - музыку Шнитке,
                                         кто - перетягиванье каната,
говорящие на трех языках
                                     и не знающие своего,
готовые примкнуть к пятерым,
                                           если пятеро - на одного, 
мы - на страже, в долгу и в долгах,
                                          на взлете и на больничном,
хвастающие куском колбасы
                                        или теликом заграничным,
по привычке докладывающие наверх
                                          о досрочном весеннем севе,
отъезжающие,
                кто за свободой на Запад,
                        кто за деньгами на Север,
мы -
    обитающие в общежитиях,
                                     хоромах, подвалах, квартирах,

требующие вместо "Хлеба и зрелищ!" -
                                             "Хлеба и презервативов!"
объединенные, разъединенные,
                                            -фобы, -маны и -филы,
обожающие бег трусцой 
                                 и детективные фильмы,
мы -
    замкнувшиеся на себе,
                                  познавшие Эрмитаж и Бутырки,
сдающие карты или экзамены,
                                        вахты или пустыe бутылки,
задыхающиеся от смога,
                                  от счастья и от обид,
делающие открытия,
                              подлости,
                                            важный вид,
мы -
     озирающие со страхом воспаленные веси и грады,

мечтающие о светлом грядущем
                                 и о том, как дожить до зарплаты,
мы -
      идейные и безыдейные,
                                      вперед и назад глядящие,
непрерывно ищущие врагов
                                       и все время их находящие,
пышущие здоровьем, 
          		   никотинною слизью харкающие,
надежные и растерянные,
                                   побирающиеся и хапающие,
мы -
     одетые в шубы и ватники,
                                        купальники и бронежилеты,

любители флоксов и домино,
                                     березовых веников и оперетты,

шагающие на службу с утра
                                       по переулку морозному,

ругающие радикулит и Совмин,
                                            верящие Кашпировскому,

орущие на своих детей,
                                по магазинам рыскающие,

стиснутые в вагонах метро,
                                      слушающие и не слышащие,
мы -
равняющиеся на красное, 
                                    черное
                                             или белое знамя,
спрашиваем у самих себя:
что же будет
со всеми нами?



(с) Р. Рождественский
___________________


Назидание

I

Путешествуя в Азии, ночуя в чужих домах,
в избах, банях, лабазах -- в бревенчатых теремах,
чьи копченые стекла держат простор в узде,
укрывайся тулупом и норови везде
лечь головою в угол, ибо в углу трудней
взмахнуть -- притом в темноте -- топором над ней,
отяжелевшей от давеча выпитого, и аккурат
зарубить тебя насмерть. Вписывай круг в квадрат.

II

Бойся широкой скулы, включая луну, рябой
кожи щеки; предпочитай карему голубой
глаз -- особенно если дорога заводит в лес,
в чащу. Вообще в глазах главное -- их разрез,
так как в последний миг лучше увидеть то,
что -- хотя холодней -- прозрачнее, чем пальто,
ибо лед может треснуть, и в полынье
лучше барахтаться, чем в вязком, как мед, вранье.

III

Всегда выбирай избу, где во дворе висят
пеленки. Якшайся лишь с теми, которым под пятьдесят.
Мужик в этом возрасте знает достаточно о судьбе,
чтоб приписать за твой счет что-то еще себе;
то же самое -- баба. Прячь деньги в воротнике
шубы; а если ты странствуешь налегке --
в брючине ниже колена, но не в сапог: найдут.
В Азии сапоги -- первое, что крадут.

IV

В горах продвигайся медленно; нужно ползти -- ползи.
Величественные издалека, бессмысленные вблизи,
горы есть форма поверхности, поставленной на попа,
и кажущаяся горизонтальной вьющаяся тропа
в сущности вертикальна. Лежа в горах -- стоишь,
стоя -- лежишь, доказывая, что, лишь
падая, ты независим. Так побеждают страх,
головокруженье над пропастью либо восторг в горах.

V

Не откликайся на "Эй, паря!" Будь глух и нем.
Даже зная язык, не говори на нем.
Старайся не выделяться -- в профиль, анфас; порой
просто не мой лица. И когда пилой
режут горло собаке, не морщься. Куря, гаси
папиросу в плевке. Что до вещей, носи
серое, цвета земли; в особенности -- белье,
чтоб уменьшить соблазн тебя закопать в нее.

VI

Остановившись в пустыне, складывай из камней
стрелу, чтоб, внезапно проснувшись, тотчас узнать по ней,
в каком направленьи двигаться. Демоны по ночам
в пустыне терзают путника. Внемлющий их речам
может легко заблудиться: шаг в сторону -- и кранты.
Призраки, духи, демоны -- дома в пустыне. Ты
сам убедишься в этом, песком шурша,
когда от тебя останется тоже одна душа.

VII

Никто никогда ничего не знает наверняка.
Глядя в широкую, плотную спину проводника,
думай, что смотришь в будущее, и держись
от него по возможности на расстояньи. Жизнь
в сущности есть расстояние -- между сегодня и
завтра, иначе -- будущим. И убыстрять свои
шаги стоит, только ежели кто гонится по тропе
сзади: убийца, грабители, прошлое и т. п.

VIII

В кислом духе тряпья, в запахе кизяка
цени равнодушье вещи к взгляду издалека
и сам теряй очертанья, недосягаем для
бинокля, воспоминаний, жандарма или рубля.
Кашляя в пыльном облаке, чавкая по грязи,
какая разница, чем окажешься ты вблизи?
Даже еще и лучше, что человек с ножом
о тебе не успеет подумать как о чужом.

...

(И.Бродский, 1987)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments