Вадим Нестеров (vad_nes) wrote,
Вадим Нестеров
vad_nes

Categories:

Про мультики

С подачи Дивова прочел сегодня постинг «Битвы мультфильмов» (http://cancerogen.livejournal.com/9638.html), который сегодня, как я понимаю, возглавил топ Яндекса. Хороший текст, спасибо автору.

Очень захотелось высказаться. Конкретно – по поводу вот этого, ключевого в тексте, абзаца.

- Вот я одно не пойму, - медленно произнес медвежонок, глядя в костер. - Будет ли подкрепление? Сколько лет мы уже бьемся, а, ушастый? Ты посмотри - Малышу уже скоро полтинник, мы тоже уже не мальцы, даже Дяде Федороу - и тому за тридцать. Где подкрепления? Кто нас сменит?
Кролик молчал и тоже избегал встречаться с медвежонком взглядами.
- А ведь какие имена были... Ладно, промолчу про центр. А вспомни Арменфильм? Киевнаучфильм? Свердловск? Ленинград? Таллин? Где они? Где подмога? Неужели мы - все, что стоит на пути сериальных мутантов?


Сразу хочу сказать – не будет. Ни подкрепления, ни смены не будет.

Не надо тешить себя иллюзиями. Ничего подобного советским мультфильмам мы больше не увидим. И вот почему.

Я, как и все вы, очень люблю советские мультфильмы. Но я просто когда-то тоже задался вопросом – почему? Почему нет смены? Когда, наконец, у нас будут новые дяди Федоры, Карлсоны и Винни-Пухи?

И по старой привычке историка начал копать информацию. Специалистом я, естественно, не стал, но смею думать, что теперь, после полутора лет изучения темы, я знаю про советскую мультипликацию несколько больше обычного ее потребителя.

И знаете, что я понял в первую очередь? То самое, что сказал выше - ничего подобного советской мультипликации у нас не будет никогда.

А знаете почему? Потому что великий прорыв, результатом которого было появление большого количества гениальных, настаиваю на этом слове, мультфильмов, случился не сам по себе. То, что он случился – это даже не заслуга тех невероятно талантливых людей, которые создали эти мультики.

Его обеспечила система. Выстроенная система производства мультфильмов в стране под названием Союз Советских Социалистических Республик.

Воссоздать эту систему, в недрах которой и родилось явление, известное во всем мире как «советская мультипликация» - невозможно.

Не в этой стране. Не в этой Вселенной. Не в этом мире. Не в этом историческом промежутке.

В мире было всего три великих школы мультипликации – американская, японская и советская.

А знаете, почему всего три? Потому что каждая была уникальной. То есть – самобытной, не похожей на другие, выстроенной по собственным, характерным только для нее, принципам.

Принципы, на которых была выстроена советская мультипликация, воссоздать невозможно. Потому что та система создавалась для функционирования в мире, который уже не существует.

Маленький пример – вы никогда не задумывались, почему у нас не было многосерийных мультфильмов? Ведь все наши культовые мультфильмы – это две-три серии. Карлсон – два мультфильма, Простоквашино – три, Винни-Пух – три, Гена с Чебурашкой – четыре, попугай Кеша - три. Единственные «долгоиграющие» проекты – «Ну погоди» и кот Леопольд. Все, больше нету.

Разговор об особенностях советской мультипликации на самом деле – на две-три книги, поэтому я выскажусь очень коротко, галопом, просто чтобы донести свою мысль.

Специфику советской мультипликации, лучше всех, на мой взгляд, выразил наш великий мультипликатор Федор Хитрук. В своих воспоминания он сказал как-то примерно следующее. Да – «Союзмультфильм» был огромным предприятием. Но он никогда не был фабрикой по производству мультфильмов, как студия Диснея или японские компании. Несмотря на свои гигантские размеры, это была не фабрика, а множество собранных вместе кустарных в хорошем смысле слова артелей, каждая из которых трудилась достаточно автономно. И каждая выпускала то, что хотела. Не оглядываясь на других, делала то, что сейчас именуется «авторским производством», «индивидуальным стилем», «эксклюзивом» и т.п.

Там не было масштабного производства, не было конвейера, не было промышленных масштабов. Огромный конгломерат из небольших, невообразимо разных проектов. Эдакое сборище свободно мигрирующих талантов. Судя по воспоминаниям, атмосфера на «Союзмультфильме» больше всего напоминала институт НИИЧАВО из «Понедельника…» Стругацких – свободное и счастливое содружество талантливых людей. С приколами, шутками, розыгрышами, совместными обсуждениями, вовремя поданными советами, мозговыми штурмами, совместными распитиями спиртных напитков, застольями, праздниками и искренней дружбой. Обычное дело - встретились в курилке люди, поболтали, появилась идея – а давай вот такое сделаем! Давай! Собрались, подали заявку, сделали.

- Ну что – по-моему, хорошо получилось. Разве мы не молодцы? Ты сейчас куда?
- Да вот, Петька к себе зовет, у него вот какая идея появилась…
- Ну что, идея богатая, аж завидно. Удачи вам, давайте, валяйте нетленку.
- А ты куда?
- Да у меня тоже идейка есть, не такая шикарная конечно, но, знаешь, тоже можно вытянуть…
- Да, это ты неплохо придумал. Ты знаешь что? Ты Леньку к себе позови – он как раз фильм сдает. Там его почерк нужен.
- Точно! Слушай, как это я про Леньку забыл! Молодец, с меня бутылка. Все, побежал его ловить, пока другие не увели.

Если вы думаете, что про «свободно циркулирующие таланты» я утрирую, то смею заверить – я преуменьшаю. На самом деле масштабы этих «свободно складывающихся созвездий» просто поражают.

Вы можете себе представить фильм, который бы сделали собравшиеся вместе Тарантино, Клин Иствуд, Энг Ли, Стивен Спилберг и Джордж Лукас? Нет, не сборник коротеньких новелл от каждого, а нормальный, полноценный фильм, который бы они сделали, собравшись в одну команду?

Нет, сынок – это фантастика. А в нашей мультипликации подобные «временные созвездия из звезд первой величины» были сплошь и рядом.

Вот действительно первый попавшийся мне, и уже изрядно подзабытый мультфильм «Ровно в 3.15» - я его вспомнил только потому, что сейчас статью про Евгения Мигунова пишу.

Режиссеров сразу два. Во временный дуэт объединились сразу две звезды - Евгений Мигунов (к сожалению, вынужденный уйти из мультипликации на самом взлете, но вы его, думаю, помните по иллюстрациям к булычевской Алисе, «Электронику», «Понедельнику, начинающемуся в субботу» и др.) и Борис Дежкин. Вот его фильмы вы знаете наверняка – это человек, делавший «Необыкновенный матч», «Шайбу-шайбу», «Чиполлино» и кучу других мультфильмов, ставших классикой. Они же и художники-постановщики.

Рисовать мультфильм, то бишь в команду аниматоров они позвали к себе Юрия Бутырина (серия мультфильмов про «Трям – здравствуйте», «По дороге с облаками», уже в наше время он делал «Незнайку на Луне» и др.), вышеупомянутого Федора Хитрука (упомяну только трилогию про Винни-Пуха и это более чем достаточно), Вячеслава Котеночкина (в представлении, думаю, не нуждается – «Ну погоди!», «Котенок с улицы Лизюкова» и множество других работ), Галину Баринову (много «Веселой карусели», «Жирафа и очки», «Лиса Патрикеевна», «Кот Котофеевич», «Волчище – серый хвостище» и др.), Анатолий Петров («Полигон», «Мореплавание Солнышкина», уже в новое время – нашумевший греческий цикл: «Геракл у Адмета», «Рождение Эрота», «Дафна», «Нимфа Салмака», «Полифем, Акид и Галатея»), Владимира Пекаря (пятый бесспорный классик в этой компании - дилогия про Умку, «Баба-Яга против» и др.), Галину Епифанцеву («Картина. Ехал Ваня» и др.).

И это не исключение, это правило. Не верите? Возьмем что-нибудь поизвестнее – «Каникулы Бонифация». Команда: режиссер – тот же Федор Хитрук, в аниматорах – Леонид Носырев (упомяну только его культовое «Волшебное кольцо» - Эта Ульянка хуже кырасину!), Эдуард Назаров («Жил-был пес», «Про Сидорова Вову» и др.), вышеупомянутые Анатолий Петров и Галина Баринова, и Юрий Норштейн («Ежик в тумане», «Сказка сказок» и др.).

Мало? «Варежку» Романа Качанова, делали, помимо него самого, Леонид Шварцман, тот же Норштейн и Иосиф Доукша с Майей Бузиновой, которые потом сделают «Дядюшку Ау», «Новое платье короля» и кучу других прекрасный мультиков. И так - практически в каждом мультике.

Возможно сегодня такое? Ой, вряд ли. Пресловутая «система звезд», которую мы переняли, рубит такое в зародыше. А тогда не было звезд, тогда были таланты, которые учились друг у друга, напитывали друг друга, делая каждого сильнее.

Так вот, почему у нас не было мультипликационных сериалов. Вы не поверите – просто потому, что режиссеры сами этого не хотели. Сделав третий фильм про Винни-Пуха, Хитрук сказал – все, надо заканчивать, мы уже выложились, дальше пойдет халтура. Надо делать что-то другое.

Разрешили бы ему такое сегодня? Да продюсер бы его убил за одну только мысль прекратить столь удачный проект. Пока не выжмем тему досуха – и думать не моги! Иди, и ваяй четвертую серию и внутренне готовься еще на десяток. Да и сам он – ой, не уверен, что решился бы в сегодняшних условиях перестать ковать железо, пока горячо. Потому как на дыбы встать конечно же можно, но ты как встанешь, так и пойдешь завтра без работы сидеть и заказы на рекламные ролики за счастье считать.

Тогда же, при всех недостатках той системы, свобода творчества была практически полной. Да, были худсоветы, да, проекты утверждались, да, мультфильмы принимались. Но тогдашний диктат идеологии – бледная тень диктата денег. Бледная тень.

Вот вам пример, на мой взгляд, исчерпывающе объясняющий, почему такого больше не будет. Был такой режиссер – Борис Степанцев. В нашей мультипликации, пожалуй, не было другого такого экспериментатора. Он несколько раз делал суперуспешные проекты – уже третья его работа в качестве режиссера произвела фурор – это была «Петя и Красная шапочка». И что же он делает? Продолжает разрабатывать найденную жилу, как это сделал, при всем уважении, Котеночкин? Нет, пускается в эксперименты. Делает первый советский широкоэкранный мультфильм — "Мурзилка на спутнике". Потом в фильме «Только не сейчас» совмещает живого актера с рисованными персонажами. Потом опять суперуспешный мультфильм – «Вовка в тридевятом царстве». И немедленно после него Степанцев подвязывает с детской мультипликацией и переходит на взрослую.

Совсем давно, еще до войны, был такой маленький кинотеатрик на Страстном бульваре. Назывался он «Новости дня». И был он в то бестелевизионное время основным культурным центром для окрестной ребятни, так как билеты туда стоили дешевле мороженого, а показывали там только замечательные вещи: хронику, спортивные новости и, главное, – мультипликацию. Вот там-то я и полюбил ее навсегда. За то, что смешнее ее на свете не было. А довоенная мультипликация быть не смешной стеснялась. Да и не умела.

Я долго верил в то, что мультипликация это потеха, а остальное – от лукавого. И делал фильмы, в которые старался втиснуть действительность, увиденную через призму комической деформации. Только вот мало-помалу зубоскальство стало несколько утомлять. Усомнился я в том, что мультипликация обречена быть смешной. И решил попробовать вещь заранее невозможную – сделать мультипликацию про любовь. Оглядываясь назад, отчетливо видишь, какие огромные возможности открывались на этом пути. Но выразилась в фильме лишь половина задуманного и желаемого. Мы не смогли одолеть производственного конвейера в студии, да и в самих себе, в своих навыках и привычках.


Борис Павлович делает «Окно» - фильм о муках любви под музыку Сергея Прокофьева. Потом еще один «взрослый» фильм – «Песню о соколе», где опять экспериментирует - применяя метод живописи по целлулоиду. Получает кучу призов на международных кинофестивалях.

А потом опять возвращается в детскую мультипликацию, чтобы сделать великого «Карлсона». И опять таки – сделав два фильма, прикрывает эту франшизу. Нельзя, нельзя эксплуатировать уже найденное, надо искать дальше, открывать что-то новое. Опять взрослый мультфильм – «Сердце», потом не очень удачная «Скрипка пионера». А потом Степанцев вдруг ломает очередную стенку. Опять грандиозный прорыв - детский получасовой мультфильм, в котором нет ни одного слова – только музыка. Делает знаменитого «Щелкунчика», экранизируя не Гофмана даже – Чайковского. И все время эксперименты, эксперименты - первое применение электрографии в советской анимации в фильме "Малыш и Карлсон", комбинированные съемки оператора Яна Топпера в "Щелкунчике"…

Казалось бы – все, остановись, хватит. Наработано на десять жизней, развивай и осваивай то, что достиг. Даже верный спутник всей творческой жизни, лучший друг, с которым работали с малых лет, гениальный, на мой взгляд, художник Анатолий Савченко не выдерживает постоянных метаний и уходит.

А Степанцев бросается в новый эксперимент – он уходит в кукольную анимацию и экранизирует «Мертвые души» Гоголя. Успевает сделать два фильма: «Похождения Чичикова. Манилов» и «Похождения Чичикова. Ноздрев». И вновь теряет интерес к проекту. С вернувшимся Савченко делает еще два мультфильма – «Муху-Цокотуху» и «Почему ослик заупрямился» - вполне традиционных. Вроде бы остепенился, успокоился, вернулся к тому, что у него получалось лучше всего – мультфильмам для детей.

И вдруг – опять взрыв, опять прыжок из колеи:

У меня есть один замысел. Очень часто я вижу, что мультипликация стремится стать похожей на игровое кино. Целое направление гиперреалистических фильмов свидетельствует об этих усилиях, зачастую очень интересных. Я подумал: а что если подойти с другого конца к этой проблеме? Что если использовать достижения современной фотографии в области превращения тонального изображения как бы в гравюрное, похожее на рисунок больше, чем на фото, и создать таким образом иллюзию ожившего рисунка, превратив живого актера в нарисованного? Не совмещать натурального человека с рисованными персонажами, что уже не удивляет, а снять стилистически цельный кадр, где живой актер, трансформированный съемкой и соответствующей обработкой пленки, совмещен с рисованной декорацией. И, может быть, удастся сделать нечто похожее на оживший рисунок, не потерявший прелести карандашного штриха и мазка сухой кистью, но вместе с тем богатый нюансами тонкой актерской игры.

Степанцов и Савченко делают «Ассоль» - едва ли не самый необычный телевизионный фильм в Советском Союзе. Фильм, опередивший время лет на двадцать с копейками – американцы сделали свой «Город грехов» четверть века спустя.

Да, спецэффекты 1980 года сегодня смотрятся смешно. Да, мультипликатор, выросший в режиссера из художников, не очень совладал с живыми актерами. Но зрители, когда-то посмотревшие этот фильм, и сегодня, когда он прочно забыт, ищут его, и вспоминают о нем так:

Потрясающий фильм. Действительно, только так, наверное Грин и видел эту удивительную историю. По-другому просто нельзя было передать. Я кстати тоже уже долгое время ищу фильм, но к сожалению безрезультатно.

Ну где же его купить????? лет 10 его ищу

Это Абсолютно Гениальный Фильм!!!!!! НО - Дорогие Друзья, ссылка, которую вы даете, чтобы скачать фильм - НЕ РАБОТАЕТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! По этой ссылке попадаешь на сайт, на котором НЕТ этого фильма!!!!!!!!!!!! А я его ищу с 1993 года!!!!!

По моему личному мнению, лучшая экранизация Грина. Единственная, где я ни к чему не могу придраться, очень гриновская. Ей уступает даже безусловно красивый фильм "Алые паруса" с Вертинской и Лановым. Там всё-таки получилась вполне средне-сказочно-бытовая история о том, как "бэдная, но чэстная" девушка вышла замуж за графа на паруснике (принца на белом коне, оригарха на "Мерсе" - нужное подчеркнуть). А в "Ассоль" совсем другая атмосфера. Об экранизациях других произведений Грина я уж и не говорю - сплошь неудачные на мой взгляд.

Лучше экранизировать Грина просто невозможно!

Самый точный вариант экранизации произведения А.Грина. Музыка прошибает до "мурашиков". Пример превосходства содержания над формой.


На «Ассоли» Степанцев надорвался. Сердце. Умер в пятьдесят с небольшим.

Возвращаясь к тому, с чего начали. Я не хочу сказать, что та система была идеальна. Она не была идеальна – она была уравновешена, и поэтому работала. За все надо платить. К примеру, свобода творческих экспериментов уравновешивалась весьма скромными доходами. Степанцев и Савченко на пару довольно много халтурили – не в смысле работы спустя рукава, они это просто не умели, а в смысле приработка. И совместно, и по отдельности (Степанцев был очень неплохим художником) иллюстрировали книжки, рисовали диафильмы. Зарплаты-то в мультипликации были не бог весть какими.

Но сегодня жизненный путь Степанцева был бы невозможен. Сидел бы и как миленький клепал «Карлсона» - а что делать, жить-то надо. Никто бы ему денег на его эксперименты не дал. Просто не дал бы никогда.

Спору нет, этот путь экспериментирующих малых артелей был довольно затратным. Как всегда, 90% производимого были известно чем. И у того же Степанцева было множество неудач. Но государство на это шло. Понимало, что без вот этого гумуса, который образовывали неудачные эксперименты, тупиковые пути развития, идеологические правильные мультики, просто бездарные мультики – никогда не было бы гениальных прорывов Степанцева, Норштейна, Качанова, Хитрука, Атаманова, Дежкина, Черкасского – имя им легион. И именно поэтому американцы и японцы, которые себе такого барства – разрешить художникам делать за государственные деньги то, что хотят – позволить себе не могли, очень пристально за нами следили и наработками советской мультипликации пользуются до сих пор.

И больше такого барства не будет. Теперь все будет очень осторожно, беспроигрышно и аккуратно – снимать будут то, что явно будет пользоваться спросом, заведомо если не отобьется, то хотя бы соберет нормальную кассу. По крайней мере, до тех пор, пока не сформируется новая система, построенная на совершенно других принципах. То есть – через несколько десятилетий.

Поэтому давайте не будем ждать невозможного. Смена Малышу и Карлсону не придет. Времена изменились и возврат в прошлое невозможен. Не будет нам больше «Варежек», «Маугли» и «Островов сокровищ». А будут «Князи Владимиры» с Безруковым в главной роли, «Алеши Поповичи» с подозрительно знакомыми болтливыми конями, и талантливые, но выжимаемые досуха «Смешарики». А за прорывами вроде «Шрека» или «5 см. в секунду» мы будем завистливо наблюдать со стороны.

И, - очень хотелось бы – будем помнить своих. Тогда, может быть, кому-нибудь когда-нибудь все-таки удастся заштопать порвавшуюся связь времен.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 390 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →