Вадим Нестеров (vad_nes) wrote,
Вадим Нестеров
vad_nes

Categories:

Московиты-34

Предыдущие куски здесь: Первый, Второй, Третий, Четвертый, Пятый, Шестой, Седьмой, Восьмой, Девятый, Десятый, Одиннадцатый, Двенадцатый, Тринадцатый, Четырнадцатый, Пятнадцатый, Шестнадцатый, Семнадцатый, Восемнадцатый, Девятнадцатый, Двадцатый, Двадцать первый, Двадцать второй, Двадцать третий, Двадцать четвертый, Двадцать пятый, Двадцать шестой, Двадцать седьмой, Двадцать восьмой, Двадцать девятый, Тридцатый, Тридцать первый, Тридцать второй, Тридцать третий.
_____________________________________________

Василий II, казалось, одержал окончательную победу. Междоусобица в Московском княжестве затихла. Затихла надолго – на годы.

И вот здесь, почтенный читатель, нам придется остановиться для того, чтобы провести длинную и жирную черту, которая рассечет надвое не только нашу печальную повесть, но и в какой-то мере русскую историю.

По самой простой причине. Ослепление Василия Косого стало рубежом. Попранием некоего порога, которого до этого не переступал никто и никогда. Васенька сделал шаг, после которого – все. Пути назад больше не было.

Это деяние поразило всех, не только князей - все княжество. Все просто потрясенно примолкли, и не случайно столь непривычно тихим и послушным стал даже буйный Дмитрий Шемяка. Неслыханность свершенного просто придавила его, и от этого шока он оправился далеко не сразу.

Дело даже не в злодеянии, «о коем» - как скорбно резюмировал Карамзин – «не слыхали в России со второго-надесять века». Большего или меньшего масштаба злодейства были тогда вовсе не диковинкой. Даже в нашем рассказе печальная участь расправы – и страшной расправы - постигла уже не одного героя: Морозов, Всеволожский, князь Роман, устюжане… Но сейчас… Сейчас свершилось неслыханное – один член семьи поднял руку на другого.

Почему неслыханное? Я уже говорил и еще раз повторю – московские властители были семьей. В самом прямом смысле – группой родных людей. Обычной семьей со всеми прилагающимися атрибутами – приветами и гостинцами, Тетелюбами и Дядесережами, с походами в гости, поездками детей на лето к бабушке и шумными многолюдными сборищами «всех наших» на свадьбах или похоронах. Где молодые отцы, как горделивые петухи, взахлеб хвастают братьям своими первенцами, а постаревшие матери отправляются в вояжи по семьям давно выросших детей – повидаться и посмотреть, кто как живет. Да, они были княжеской семьей. Но и в княжьих семьях все так же, как и у простых людей – в одних «роднятся», в других – живут отчужденно.

Московские держались кучно и были, пожалуй, самой дружной семьей среди всех русских князей. Они на протяжении поколений ощущали себя родней. Близкими людьми, собранными судьбой воедино, и нарушить эту общность, заданную свыше, не в правах человеческих. «Кровь никогда не предаст», «кровь себя напомнит», «наша кровь», «братья бывшими не бывают» - все это люди сказали не сегодня, и не вчера. Даже в самые тяжелые времена человеку необходимо на кого-то полагаться, и обычно людьми, которым веришь по умолчанию, становятся кровные родственники. Не случайно во все времена и во всех культурах преступление против «своей крови» считалось самым тяжким.

Но Вася нарушил не только этот общечеловеческий принцип. Он попрал гораздо большее – завет предков. Да, в истории, а тем более в непосредственной близости от трона случалось всякое – но не у москвичей. Завет великого князя Семеона Ивановича Гордого, слова, которыми он завершил свое завещание, стали своеобразным девизом этой семьи:

«А пишу вам се слово того для, чтобы не перестала память родителей наших и наша и свеча бы не погасла».

Впрочем, об этом лучше меня сказал один из лучших наших знатоков Древней Руси Александр Панченко: «Судя по духовным грамотам первых московских князей, они любили выражение: «свеча бы не погасла». Ему придавалось особое, даже чрезвычайное значение. Это были заветные слова, «ясак», выражаясь по-старинному,— то есть пароль, своего рода семейный девиз, притом девиз созидательный. Московские князья … крепко держались друг за друга, почитали родителей и заботились о чадах: в первых пяти поколениях, от младшего сына Александра Невского Даниила, который получил в удел Москву в 1263 году и «затеплил свечу», и до Василия Дмитриевича, наследовавшего победителю Мамая, нет или почти нет фамильных распрей — дело для тогдашней Руси неслыханное.

И это и в самом деле так – и про «почитание родителей» и про «заботу о чадах». Читая завещания московских князей невозможно отделаться от впечатления, что князей в них не видно. Есть лишь обычные отцы, разговаривающие со своими детьми. Вот, к примеру, как дед моих героев, Дмитрий Донской обращался к наследникам: «Дети мои, младшие братья князя Василия, чтите и слушайте своего брата старшего, князя Василия, вместо меня, своего отца; а сын мой князь Василий держит своего брата князя Юрия и своих братьев младших в братстве без обиды…»

Эту свечу хранили пять поколений. Пять поколений. В шестом Васенька поднял руку на двоюродного брата.

И пролитая кровь Косого стала своеобразным проклятьем, наложенным на следующие пять поколений.

Жестокость, какая-то звериная безжалостность, станет отныне в этой семье страшной обыденностью, позволившей «первому русскому диссиденту» Андрею Курбскому публично обозвать московских князей «издавна кровопивственным родом». Ни одной семье больше не быть счастливой, брат будет вставать на брата в каждом поколении. О Васеньке речь впереди, его сын, Иван III, поднимет руку на братьев и внука, следующий, Василий III – сведет счеты с племянником, Иван IV Грозный убьет двоюродного брата и сына... На последнем проклятом поколении - пятом, на тихом и ротком Федоре Ивановиче «свеча погаснет». Династия прервется.

Кончится семья.

Как мы увидим дальше, с ослеплением Косого ничего не закончилось. Стрелка жестокости зашкалила. Нас еще ждет какая-то безумная вакханалия братоубийственной резни, где ни в грош не будут ставить даже кровных родственников, резать князей, что уж говорить о боярах. А ведь когда-то Дмитрий Донской публично казнил одного своего боярина, уличенного в измене и наведении на Москву татар, и летописец отметил это как чрезвычайное происшествие. Впрочем, жестокость, продемонстрированная Васенькой, не была исключительной привилегией княжеской семьи.

Вообще, читая летописи тех лет, трудно отделаться от впечатления, что не только над Москвой - над всем регионом разбили пресловутое зеркало тролля из сказки Андерсена. Люди озверели во всех краях. Ведь везде резались, резались с каким-то безумным ожесточением – везде! И в «татарской» России, и в «литовской», и в Орде, и в Литве, и в Польше, и в Чехии, и в Прибалтике…

Нормальные, мирные и добродушные ранее люди вдруг ни с того, ни с сего превращаются в каких-то зверей и начинают злодействовать. Литовские правители творили преступления, перед которыми васенькино злодейство выглядело невинной шалостью – достаточно вспомнить Свидригайло. Этот друг князя Юрия, который до сей поры выглядел в летописях эдаким добродушным любившим выпить хлебосолом, вдруг ни с того, ни с сего совершает неслыханное злодейство. За два года до ослепления Косого, в июне 1435 года он, заподозрив не боярина, и не князя даже, а главу русской церкви митрополита Герасима в какой-то «измене», приказал сжечь его на костре.

По меркам того времени поступок не просто неслыханный – немыслимый, дикий! Ни до, ни после история русской церкви не знала ничего подобного. Преступление Свидригайло просто не укладывалось в голове у людей, и даже летописцы, не сговариваясь, устроили вокруг этого эпизода истории какой-то «заговор молчания». Ни в одном историческом источнике вы не найдете объяснения, да что объяснения – просто детального изложения этих событий. Полное впечатление, что монахи, писавшие летописи, боялись осквернить себя даже простым рассуждением об этом немыслимом святотатстве. Так мы до сих пор и не знаем – из-за чего? Что толкнуло Свидригайлу на это зверское кощунство? И не узнаем, похоже, уже никогда.

Причем этот неизвестный науке вирус зверства поразил не только сильных мира сего, но и простых людей. Летописи, естественно, о них не писали никогда, и чтобы заслужить себе строчку в этой объемной разлохмаченной книге, надо было совершить что-то из ряда вон выдающееся. Но вы только гляньте - летописи того времени просто пестрят записями вроде: «Тое же весны Федко Блудов Сука Василья убил да Ивана Григорьевича Протасьева утопил. Того же лета и самого Федка, поимав, повесили на Коломне на осокори (тополе)». А сколько таких Федек повисло на тополях, не удостоившись упоминания на драгоценном пергаменте?

Эту странную особенность описываемых времен заметил, естественно, не только я. Вот что пишет известный историк русского Средневековья и очень хороший писатель Николай Борисов: «В середине XV столетия на смену патриархальному добродушию приходит невиданная ранее свирепость. Эта перемена была ускорена московской усобицей времени Василия Темного. Однако она случилась бы и без нее, хотя несколько позже. Жестокость – необходимый инструмент правителей переломной эпохи».

Николай Сергеевич абсолютно прав. Эта вспышка жестокости действительно была неизбежной. В истории вообще крайне редко что случается «просто так». Я сейчас попробую изложить свое мнение о причинах случившейся «эпидемии свирепости».

Но для этого мне придется забежать немного вперед, и рассказать вам эпизод, который случится через несколько лет после ослепления Василия Косого. Не волнуйтесь, связности повествования это «заглядывание в будущее» не нарушит. Это именно что эпизод, малозначащий исторический факт, промелькнувший в хронике между делом, и никаких последствий не имевший. Таких много, они не имеют никакого отношения к теме моего рассказа, и я их обычно пропускаю, чтобы не перегружать повествование.

Но мимо этого пройти не могу – при всей своей малозначимости он очень символичен. Поэтому слушайте повесть о незадачливом налетчике Мустафе…
Tags: Московиты
Subscribe

  • Скидки

    По случаю окончания второго тома серии "Куда идем мы" объявляется однодневная скидка на все платные книги серии. Я специально дождался первого…

  • Второй том все

    Очень устал, поэтому телеграфно. Второй том цикла "Куда идем мы..." дописан - https://author.today/work/136363 Если кто-то откладывал покупку,…

  • Итоги конкурса поэтов

    На днях я попросил помощи у людей, умеющих складывать слова в стихи, для адаптации одного небольшого эпизода из "Путешествия на Запад". Спасибо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Скидки

    По случаю окончания второго тома серии "Куда идем мы" объявляется однодневная скидка на все платные книги серии. Я специально дождался первого…

  • Второй том все

    Очень устал, поэтому телеграфно. Второй том цикла "Куда идем мы..." дописан - https://author.today/work/136363 Если кто-то откладывал покупку,…

  • Итоги конкурса поэтов

    На днях я попросил помощи у людей, умеющих складывать слова в стихи, для адаптации одного небольшого эпизода из "Путешествия на Запад". Спасибо…