August 18th, 2007

Является капитан-исправник

Известный адвокат Павел Астахов написал книгу «Рейдер» - роман о суровых буднях рыцарей «слияния и поглощения» и противостоящем им адвокате. Вроде бы – не первая попытка ньюсмейкеров снискать славу еще и на литературном поприще, и наверняка не последняя. Однако вздохнуть устало: «Ну вот еще один на раскрученном имени копейку сшибить пытается», отложить книгу в сторону и забыть о ней навсегда не получается.

Потому как с этой книгой за что не возьмись – все детектив какой-то. Во-первых, жанр. Именно – детектив. В то время как обычно вип-персоны предпочитают сочинить что-нибудь немудрено-публицистическое «из моей богатой приключениями жизни». Да что далеко ходить - сам Астахов в прошлом году выпустил книжку «Правописные истины или левосудие для всех», где под видом рассказов бодро травил байки из своей адвокатской практики, перемежая их несмешными анекдотами про адвокатов. Там все было понятно, и, несмотря на все пиар-усилия, о книжке забыли через месяц после выхода.

Не то с «Рейдером». Перед нами нормальная жанровая вещь, вполне себе приличный детектив, причем – очень неплохо сделанный детектив. Что композиция, что динамика повествования выдержаны на очень высоком уровне, каждый эпизод начинается и заканчивается именно так, чтобы постоянно держать читателя в напряжении, не дать ему оторваться. Вы скажете – а, может, талант у человека? Мы согласимся, что талант вполне возможен, но в том-то и проблема, что вышеперечисленное – это не божья искра, а техника. Это нарабатывается не головой, а попой, для того, чтобы так писать, необходимо элементарно набить руку, написав пару-тройку остросюжетных историй, это умение приходит не от бога, а с опытом.

Делов-то – скажут недоверчивые – небось негра умелого нанял, тот ему и изваял коммерческий продукт. И здесь спорить не будем. Не секрет, что книги известных людей и впрямь частенько пишутся «специально обученными людьми», из скромности не претендующими на место на обложке. Более того – автор книги даже старательно намекает: кем может оказаться этот мастеровитый книггер. На это недвусмысленно указывает и посвящение: «Автор выражает благодарность писателю Борису Акунину за ценные советы», и цитаты из книги вроде: «- Я в командировке, а вам помогут в «Стране советов», - порекомендовал он попавшему под наезд новому клиенту, - скажете Николасу Фандорину, что от меня».

Нет, мы далеки от мысли, что Григорий Шалвович втихаря порадовал нас новым творением – для этого в книге слишком много фраз вроде «в кармане краснолицего тренькнуло, и он, бросив взгляд на определившейся номер, вытащил мобильный телефон» или «простыня сползла с него». Но руку к этому творению, хотя бы на уровне советов, подсказок, и предпродажной подготовки наш детективный грандмастер явно приложил. Некоторые сюжетные повороты явно из его излюбленного арсенала, а уж финал – где все объясняется совершенно неожиданным и одновременно фантастическим образом явно не то придуман Акуниным, не то сделан под него – а кто бы еще додумался, что захват рейдерами НИИ «Микроточмаш» в провинциальном городе Тригорске на самом деле – происки оккультных нацистов?Collapse )

Московиты-35

Предыдущие куски здесь: Первый, Второй, Третий, Четвертый, Пятый, Шестой, Седьмой, Восьмой, Девятый, Десятый, Одиннадцатый, Двенадцатый, Тринадцатый, Четырнадцатый, Пятнадцатый, Шестнадцатый, Семнадцатый, Восемнадцатый, Девятнадцатый, Двадцатый, Двадцать первый, Двадцать второй, Двадцать третий, Двадцать четвертый, Двадцать пятый, Двадцать шестой, Двадцать седьмой, Двадцать восьмой, Двадцать девятый, Тридцатый, Тридцать первый, Тридцать второй, Тридцать третий, Тридцать четвертый.

Карты - здесь (дай бог здоровья llsonya)
_____________________________________________
Поэтому слушайте повесть о незадачливом налетчике Мустафе…

Это случилось зимой 1443/44 года. В Рязанской земле объявились татары – как вскоре выяснилось, набегом командовал какой-то неведомый рязанцам степной «царевич» Мустафа. Как уже в наше время установили историки – немудрено, что неведомый. Потому как сегодня этого оглана (царевича) называли бы или казахом, или узбеком, и постоянное его место жительства располагалось довольно далеко от Рязани – в Кыпчакской степи, на территории нынешнего Казахстана.

Именно там кочевала так называемая Узбекская орда, к которой и принадлежал Мустафа - человек пока еще непонятной национальности. К тому времени Узбекская орда уже успела отделиться от трещавшего по швам «улуча Джучи», но еще не успела расколоться на две части, одна из которых оставит себе название «узбек», а другие назовут себя «казахами». Первые уйдут на юг, захватят древние города Средней Азии и мал помалу осядут там, впитав в себя эту древнюю и очень красивую культуру, превратятся в ремесленников и садоводов, хлопкоробов и болельщиков команды «Пахтакор», что, собственно, и переводится как «хлопкороб». Другие останутся в Кыпчакской степи, номадической цивилизации не изменят, и так и будут кочевать вплоть до коллективизации. Осевших узбеков, изменивших духовитой степной полыни с зеленью садов, будут считать ренегатами, обзывать их не «узбеками», а «сартами» («оседлыми») и сочинять про них всякие обидные стишки вроде «Озбек - оз агам, сарт – садагам» (Узбек – мой предок, сарт – моя добыча). Но в целом парочка «узбек-казах» представляет собой своеобразную азиатскую версию «москальско-хохлячьей» дихотомии – это такие же братья-соперники, всегда помнящие о близком родстве, но не упускающие ни малейшей возможности помериться всем, чем только можно помериться.

Впрочем, до этого еще далеко. Пока же оглан Мустафа привел свою орду в далекие земли урусов – прибарахлится.

Ну и, надо сказать, сходил он не без успеха – Мустафа сотоварищи взяли неплохую добычу «повоева власти и села Рязанскиа». Взяв «полон многий», он повернул лошадей, но почему-то не ушел окончательно, а «ста на Поле». Через какое-то время от него в Рязань прибыли ходоки с предложением к рязанцам выкупить полон обратно: оглан решил не тащить добычу в Казахстан, а продать на месте – по вполне божеской цене. Рязанцы, радуясь, что так славно все обернулось, выкупили своих пленников и довольные отъехали обратно.

Но вскоре узнали, что история с Мустафой еще не закончилась. Этот незваный гость никак не мог откланяться, и через какое-то время опять объявился под Рязанью. Но на сей раз не за добычей: «Мустафа же паки прииде в Рязаньна миру, хотя зимовати в Резани: бе бо ему супротивно на Поли нужи ради великиа».

Все это, конечно, со стороны выглядит смешно – «люди добрые, дайте напиться, а то переночевать негде», Collapse )