Грустный рассказ о наследстве, шлеме и каре

Помните Юрия, наследника Всеволода Большое Гнездо, которого женили династическим браком на черниговской княжне и который потом выпустил рязанских князей из зиндана? Ну, которые позже друг друга перерезали?

Будем считать, что помните.

Так вот - он не был наследником Всеволода. Законным наследником был его старший брат, основатель ростовской княжеской династии Константин Всеволодович.

О нем и будет наш рассказ.

Archangel_Cathedral_-_NE_column,_1st_lev.,_south_-_Konstantin_Vsevolodovich
Великий князь Константин Всеволодович. (Фреска в Архангельском соборе).

Константин родился в Ростове, получил его в удел от отца еще в молодости, прожил в нем большую часть своей жизни и очень любил этот город. Поэтому, когда встал вопрос о наследстве, возникли проблемы. Но сначала мне нужно пояснить статус Ростова.

Как я уже говорил, Ростов из «изначальных» русских городов, уже стоявших к приходу Рюрика, и именно он был первым центром восточных русских земель – той территории, где потом образуется сначала Владимирское, потом Московское княжества, а затем и Россия. Но в статусе «центра» долго не задержался – регион активно осваивался переселенцами с Днепра, возникали и развивались новые города, которые быстро переросли древний Ростов. В 1125 году Юрий Долгорукий перенес столицу в Суздаль, а Андрей Боголюбский — из Суздаля во Владимир. И хотя Ростово-Суздальская земля давно стала Владимирским княжеством, Ростов традиционно считался «городом номер два». Это первое.

Второе – у Всеволода Большое гнездо, прозванного так за размер семьи, было 12 детей, поэтому у наследника Константина младшие братья исчислялись в товарном количестве.

Когда речь зашла о наследстве, отец предложил сделать все по-честному. Константину, как старшему, отходит столичный Владимир, второму сыну Юрию – Ростов, третьему, Ярославу – Суздаль, ну и оставшуюся мелочь тоже куда-нибудь пристроим…

- Стоп! – вдруг говорит Константин. – Ростов же мой. Родина моя малая. Я там родился, живу я там, ну и вообще – вы, папенька, сами мне его отдали. Давно уже.

- Странный ты. – нахмурился Большое гнездо. – Ну хорошо, бери Ростов, тогда Владимир Юрию.

- Стоп! – говорит Константин. – Владимир мой. Я старший, мне столица. По справедливости, папа!

- Не понял. Так ты и Ростов, и Владимир хочешь?

- Ну да. Мне Ростов и Владимир, а Юрке – Суздаль. Он и на Суздаль не заработал.

- А Козлевичу, э-э-э, Ярославу? – разгневался великий князь.

Yaroslav_II_Vsevolodovich_grand_duke_of_Vladimir
Князь Ярослав Всеволодович, роспись Архангельского собора Московского Кремля

- Да найдем что-нибудь. – невозмутимо ответил старшенький. – Чай не чужие люди. Родная кровь, не обидим.

Тут папа вышел из себя, на том переговоры и завершились.

В итоге Всеволод Юрьевич трижды посылал за старшим сыном, чтобы «благословить» его великим княжением, но тот упрямо стоял на своем – Владимир мой по праву, а любимый Ростов не брошу.

После третьего визита терпение великого князя закончилось, и он решил – ну раз ты так свой Ростов любишь, то в нем и сиди. После чего «созвал всех бояр своих с городов и волостей и епископа Иоанна, и игумены, и попы, и купцы, и дворяны, и вси люди», и весь этот собор благословил княжью волю - лишить Константина прав на великое княжение в пользу Юрия.

Юрию отец отписал Владимир и Суздаль, Константину – Ростов и Ярославль. Ярослава, как и предсказывалось, не обидели – выделили «третьяку» Переславль-Залесский.

Думаю, вы не сильно удивитесь тому, что после смерти отца братья немедленно устроили передел наследства путем взаимной резни. Юрий и Ярослав образовали альянс, на сторону обиженного Константина встали 4-й и 5-й братья - Владимир и Святослав.

И полилась кровушка русская…

Вообще трудно отделаться от впечатления, что действия русских князей перед татаро-монгольским нашествием представляют собой развернутую иллюстрацию к знаменитому афоризму обер-прокурора Сената Анисима Маслова: «Нам, русским, хлеба не надобно: мы друг друга едим и тем сыты бываем».

Archangel_Cathedral_-_SW_column,_1st_lev.,_south_-_Georgy_Vsevolodovich
Великий князь Юрий Всеволодович. Фреска в Архангельском соборе Кремля

Я не буду рассказывать всех подробностей тех давних разборок, скажу лишь, что многолетняя братская междоусобица завершилась Липицкой битвой – одной самых жестоких и кровавых в домонгольской истории Руси.

Как будто им было мало проблем с братом, Юрий и Ярослав еще поцапались из-за Новгорода с Мстиславом Удатным – сыном того самого Мстислава Удалого из рязанской главы, который хлопотал за сидящего в застенке старого князя Глеба.

Удатный – что в переводе значит «удачливый», то есть Счастливчик. Счастливчик Мстислав не просто считался одним из лучших воинов на Руси – он им и был. Мстислав Мстиславович воевал с половцами в Великой Степи, с крестоносцами – в Прибалтике, с поляками и венграми – в Галиции, с монголами – на Калке. Но больше всего, разумеется, воевал со своими русскими князьями.

Вот он на памятнике «Тысячелетию России», слева, рядом со своим давним союзником Даниилом Галицким, о котором я уже рассказывал.

45

В Липицком сражении, происходившем в 1216 году неподалеку от Юрьева-Польского вблизи речек Гза и Липица, именно он возглавлял новгородско-смоленскую коалицию, которая была в альянсе с ростовскими войсками Константина Всеволодовича. Им противостояли дружины Юрия, Ярослава, перебежавших на их сторону младших Всеволодовичей и примкнувших муромцев.

Владимирцы собрали огромное войско, отправив на битву даже крестьянское ополчение – «погнано бо бяше ис поселей и до пешец». И в своей победе младшие братья ничуть не сомневались: «Не было того ни при прадедах, ни при деде, ни при отце вашем, чтоб кто-нибудь вошел ратью в сильную землю Суздальскую и вышел из нее цел, хотя б тут собралась вся Русская земля, и Галицкая, и Киевская, и Смоленская, и Черниговская, и Новгородская, и Рязанская, никак им не устоять против нашей силы; а эти-то полки - да мы их седлами закидаем».

Закидать, как и у более поздних закидывателей – не получилось.Collapse )

(no subject)

Музыка Владимира Чернышёва, слова Роберта Рождественского. Исполняет Геннадий Белов.

С праздником!

(no subject)

Вы, конечно, несустветные льстецы, и все, небось, наврали... Но признаюсь честно - читая вчера отзывы на книгу "Двинулись земли низы", вот здесь - https://www.litres.ru/vadim-nesterov-18565661/dvinulis-zemli-nizy-1 - я чуть слезу не пустил.

Если правда оно, ну хотя бы на треть...

В общем, оно того стоило. Только ради этих отзывов стоило три года ковыряться в архивах и библиотеках.

Спасибо вам.

Кстати, книжка получила наклейку "Бестселлер". Первая из всех моих сочинений.

Просьба

Здравствуйте, почтенные мои читатели.

У меня новость - книгу "Двинулись земли низы" наконец-то выложили на Литресе. Правда, из-за особенностей площадки - Литрес чисто технически не принимает большие файлы, а пожертвовать фотографиями я был не готов - книгу пришлось разрезать на две. Вот здесь они лежат.

https://www.litres.ru/vadim-nesterov-18565661/dvinulis-zemli-nizy-1/
https://www.litres.ru/vadim-nesterov-18565661/dvinulis-zemli-nizy-2/

А теперь, извините - просьба. Этот роман очень важен для меня, и я бы очень хотел, чтобы его прочло побольше людей.

А Литрес это такое заколдованное место, где книга, не получившая живительного пенделя, мгновенно изчезает в Абсолютном Ничте. Поэтому, если это не противоречит вашим принципам, поставьте, пожалуйста книгам звездочек вот здесь, где стрелочка на рисунке. Сколько не жалко.

пример

А если еще и отзыв напишете, благодарность моя будет безмерна.

Заранее благодарен и дай вам бог здоровья.

ВН.

Колюмны, тамги и другие загогулины

В середине XVI-го века в начале Ливонской войны Иван Грозный лично проводит блестящую военную кампанию и берет Полоцк - один из "изначальных" городов Руси, стоящий в одном ряду с Киевом, Новгородом и Смоленском и имевший огромное символическое значение. Немедленно после этого он добавляет прилагательное «Полоцкий» в свой царский титул. Несмотря на последующую утрату города, «великими князьями Полоцкими» именуют себя все доимперские властители России, жестко фиксируя претензию московских государей на эту «дедову вотчину». Из титула это слово уберет только Петр I, а вернется оно в именование российского императора уже после раздела Польши, при Павле I.

Кроме как в титуле, Полоцк при Грозном получает первый российский вариант герба, который мы видим на Большой Печати первого русского царя. Вот как выглядела там «Печать Полотцская» - никаких привычных нам зверушек или вещей.

Полоцк у Грозного

Что это? – спросите вы.

Это колюмны, то есть колонны.

Колюмны, чаще именуемые «столбами Гедиминовыми» - один из древнейших геральдических знаков Великого княжества Литовского и один из главных его символов.

of_Gediminids

Как результат – колюмны, как и другой символ Великого княжества Литовского, герб «Погоня», сегодня является яблоком раздора между Белоруссией и Литвой. В последнем государстве он присутствует на Большом гербе Литвы работы Арунаса Каждайлиса.

Coat_of_arms_of_the_Seimas_of_Lithuania

Официальные белорусские власти колюмны, как и «Погоню», не очень жалуют, но этот символ все-таки утвердился на гербе древнего города Брагина, ныне пребывающего в статусе поселка городского типа.

Coat_of_Arms_of_Brahin,_Belarus

А неофициально в Белоруссии колюмны вставляют везде, как, например, на этот памятник Гедимину в Лиде.

ED2mgkuWkAAPBRK (1)

Так что же такое колюмны и откуда они взялись?

Литовские князья, как и любая аристократия на земле, обожали придумывать себе древних и престижных предков. По сочиненным ими легендам некий Палемон, мифический родственник императора Нерона и якобы основатель династии литовских князей, привез колюмны не откуда-нибудь, а из самого Древнего Рима.

Но на деле первое изображение колюмн фиксируется в 1397 году на печати великого князя литовского Витовта, где этот знак изображен на щите «ездеца».

800px-Vitaŭt_Vialiki,_Pahonia._Вітаўт_Вялікі,_Пагоня_(K._Kielisiński,_1426,_1841)

Позже он будет очень часто встречаться в польско-литовских источниках.

Вот колюмны на рисунке «Александр Ягеллончик в окружении сенаторов и депутатов» из Устава Яна Ласки, 1506 год.

Alaksandar._Аляксандар_(1506)

А вот на знаменитой картине Яна Матейко «Грюнвальдская битва», фрагмент которой я привожу ниже.

01Jan_Matejko,_Bitwa_pod_Grunwaldem

Кстати, принадлежность колюмн Витовту подтверждается не только изображениями, но и письменными источниками. Известный польский хронист Ян Длугош описывает этот знак, рассказывая о той самой Грюнвальдской битве, приведенных Витовтом полках и их знаменах: «Только десять [знамен] из них имели другую эмблему и отличались от остальных тридцати. На красном поле были знаки, которыми Витовт обычно отмечал лошадей, и у него их было много. Эти знаки, потому что их невозможно описать, были нарисованы таким образом |_|_|».

Упоминание о клеймении лошадей все ставит на свои места. Скорее всего, колюмны просто были тамгой Витовта. Collapse )

Про викинга-миссионера по кличке "Бродяга"

Во многих скандинавских источниках упоминается викинг-миссионер Торвальд Кодранссон по прозвищу Бродяга. В молодости он «мышцей бранной» служил королю Дании, Норвегии и Англии Свену I Вилобородому. Потом где-то прослышал про христианское учение, ознакомился, проникся, бросил военную службу, крестился в Саксонии у местного епископа Фридрика и вместе с ним отправился миссионерствовать.

Обращать в истинную веру они решили обитателей Исландии, где ими вскоре была открыта первая христианская церковь.

Bishop_Fridrik
Торвальд и епископ Фридрик в «Мемориале тысячелетия христианизации Исландии. 981-1981».

К сожалению, исландские язычники креститься особо не желали, и в основном издевались над усердствующими служителями божьими. Своими насмешками они добились того, что у недавнего воина однажды кончилось терпение, и он зарубил насмерть двух особо языкастых потенциальных прихожан.

После этого из Исландии им пришлось бежать, и Торвальд отправился в очень дальний миссионерский вояж. Побывав в Иерусалиме, он оправился в город Миклагард, он же греческий Константинополь, он же русский Царьград. Там викинг-миссионер был удостоен аудиенции у императора Василия II и патриарха Константинопольского Николая II Хрисоверга. Поведав о своем желании отправиться проповедовать в Гардарику, он получил у императора своеобразный мандат – грамоту о назначении полномочным посланником Византии к «русским князьям в страны Восточной Балтики»

Поднявшись по Днепру до русских земель и посетив Кенугард (Киев), Торвальд в конечном итоге осел в Полоцке, где построил церковь и основал монастырь святого Иоанна Крестителя.

rasonyFresca
Фреска с изображением Торвальда Кодранссона в костеле Святого Иосафата Кунцевича в Россонах (Витебская область).

В Полоцке он и умер. Незадолго до смерти, кстати, встречался там с другим знаменитым викингом - Олавом Трюггвасоном, бывшим дружинником Владимира Красное Солнышко и будущим королем Норвегии по прозвищу Воронья кость.

Peter_nicolai_arbo,_olaf_tryggvasson_king
Петер Николай Арбо. Олаф Трюгвассон провозглашается королём Норвегии.

Как много позже писал побывавший в Полоцке скальд Бранд-путешественник, Торвальд был похоронен «в горе у церкви Иоанна» и почитался в городе как святой.
____________
Это отрывок из новой главы моей книги об исторических регионах России "Царский титул в картинках" - https://author.today/work/76682

Была ли своя "Кровавая свадьба" в истории Руси?

Одним из самых ярких эпизодов знаменитого сериала "Игра престолов" является так называемая "Красная свадьба" - кровавая резня, которую устроили Фреи, принимавшие у себя в гостях Старков.

gameofthrones-redwedding-shot12

А было ли что-то подобное в истории Руси?

Да, было.

Правда, это была не свадьба, а обычная встреча родственников - рязанских князей.

Я уже говорил, что рязанские князья, как истинные жители Пограничья, воевали всю свою жизнь, причем как с кочевниками, так и с другими Рюриковичами.

Хорошим примером служит биография основателя уже чисто рязанской (без Мурома) княжеской династии Глеба Ростиславовича (внука немецкого принца, ставшего черниговским князем и русским святым).

Этот достойный муж сначала стал первым рязанским князем, отделившись от Мурома, потом был изгнан из Рязани суздальцами, и ушел в Дикое Поле к половцам. С помощью взятых взаймы половецких войск он вернул себе рязанский престол, укрепил свою власть, а потом активно поучаствовал во владимирско-суздальской междоусобице, начавшейся после смерти Андрея Боголюбского.

Там он упер под шумок владимирское золото, был уличен и обличен, под угрозой осады Рязани объединенным войском обокраденных пообещал «ворочю все до золотника».

И действительно все вернул, но обиду затаил.

Поэтому вскоре Collapse )

Как немецкий принц стал черниговским князем и русским святым

Город Рязань интересен не только глазастыми пирожками, но множеством других примечательных вещей.

Например, их два.

В смысле, городов по имени Рязань – два.

Это редчайший случай в истории нашего государства, когда знаменитый город погиб, но через несколько веков совсем другой город «поменял фамилию» и принял его имя. При этом оба города – и старый, и новый – вписали немало славных страниц в нашу историю.

Тот город, который мы сегодня называем «Рязанью», не то семь, не то пять столетий назывался «Переяславлем» или «Переяславлем-Рязанским». И лишь в конце восемнадцатого века, в 1778 году был по указу Екатерины Второй переименован в Рязань.

scale_1200 (1)
Древний Переяславль-Рязанский. Реконструированное изображение.

В честь древней столицы великого княжества, когда-то располагавшейся в пятидесяти километрах от города, а ныне забытой и заросшей лесом. И поступок этот вполне понятен – Переяславлей на земле русской много, а вот Рязань – одна.

Рязань – «резаный город». Гипотез о происхождении названия множество, но большинство исследователей выводят Рязань от глагола «резать». Она и писалась частенько «Резань» - даже в середине XX века. И уж чего-чего, а разнообразнейшей резни в его прошлом было предостаточно. С избытком, пожалуй.

Накануне создания Русского царства в Северо-Восточной Руси было три великих княжества: Московское, Тверское и Рязанское. И если Москва и Тверь, как мы уже знаем, долго дрались за титул «первого парня на деревне», то Рязань на лидерство никогда не претендовала и обычно выступала в роли посредника или арбитра. И дело не в отсутствии амбиций – просто у рязанцев хватало других забот.

Великое княжество Рязанское много веков было пограничным краем, встречавшим всех завоевателей. К югу от рязанских земель начиналось Дикое Поле, откуда испокон веков на Русь набегали кочевники.

Когда я говорил про «славные страницы истории», я нимало не преувеличивал. История Рязани служил прекрасным примером того, что Боливар не выносит лишних. Тут на московскую историю в школе часов не хватает, а вы со своей Рязанью.

Меж тем некоторые эпизоды рязанской истории так и просятся в остросюжетный средневековый сериал в стиле «Игра престолов».

Рязань, как я уже рассказывал в прошлой главе, была восточной окраиной огромного Черниговского княжества и в «отдельное административное образование» выделилось в самом конце XI века, в 1097 году. На съезде князей в Любече Черниговское княжество разделили между тремя внуками Ярослава Мудрого – Чернигов достался Давыду, Новгород-Северский – Олегу, а младшему Ярославу выделили дальний медвежий угол, назвав его Муромо-Рязанское княжество.

Этот самый Ярослав и стал первым князем тамошних земель и основателем ветви муромско-рязанских Рюриковичей.

30455-45
Икона "Святой Ярослав Муромский".

Если по мотивам его биографии написать книгу, автора обвинят в безудержном фантазерстве.Collapse )

Хорошая новость и хорошее стихотворение

Товарищи читатели.

Сообщаю всем, что закончена вычитка первого тома "Двинулись земли низы" и составление избранной библиографии. Избранной - потому что все тексты, которые использовал при написании, я так и не вспомнил (почти три года книгу писал, что-то забылось), но большую часть, надеюсь, отразил. Все ошибки, опечатки и ляпы в тексте мы с женой тоже наверняка не выловили, но знали бы вы - сколько их было! Мне даже стыдно стало перед теми, кто читал невычитанный бесплатный вариант.

Теперь, когда книга полностью готова к употреблению, бесплатная выкладка, продолжавшаяся практически месяц, завершилась. Надеюсь, я никого не обидел.

Повторюсь - на мой предвзятый взгляд это пока лучшее из того, что я написал. "Двинулись земли низы. Том первый. Двадцатые" - это роман-мозаика в лицах. Рассказ о пятерых юношах, живших в 20-е годы в общежитии Московской горной академии, и о людях, которые их окружали. Много людей на фоне революции, гражданской войны и строительстве первого в мире государства справедливости. Сага о великой мечте и всем, чем она обернулась.

И последнее - я очень старался писать честно и не подсуживать никому. Насколько это у меня получилось - судить вам. Если поделитесь своими впечатлениями, буду очень рад.

В честь праздника вам от меня небольшой подарочек - отрывок из хорошего стихотворения, написанного в те самые годы. Владимир Луговской "Синяя весна".

487Collapse )