Вадим Нестеров (vad_nes) wrote,
Вадим Нестеров
vad_nes

Корни сакуры

«Записки гайдзина» Вадима Смоленского – это, на первый взгляд, классическое «Хождение за три моря». Гайдзин – по-японски «иностранец», а записки гайдзина, соответственно, путевые заметки. Жанр более чем почтенный, с многовековой историей. Кто только не писал всяческие «Да Тан си юй цзи" ("Записки о странах Запада") или "Записки о московитских делах". В нашей стране особую популярность жанр обрел во времена Iron Curtain, когда о неизведанных странах нам докладывали исключительно специально обученные и приказом допущенные гайдзины.

Это было золотое время для книжек вроде «Ветка сакуры» и «Корни дуба» - даже если не вспоминать про многотысячные тиражи отдельных изданий, «Роман-газета» приходила едва не в каждый дом. Не то сейчас – сто путей, сто дорог открыты, и Афанасиев Никитиных во все стороны разбежалось столько, что назад не соберешь, какие бы программы не принимало правительство. Посему жанр если и не умер, то уж точно перекочевал из издательств в Интернет. Издать путевые заметки ныне практически невозможно, однако для Вадима Смоленского издательство «Амфора» сделало исключение.

Наверное, потому, что «Записки гайдзина» - это вовсе не путевые заметки. И даже не «Япония для чайников». Вадима Смоленского, прожившего в Японии 9 лет, и любителям литературы известного разве что в качестве переводчика романов Харуки Мураками «Слушай песню ветра» и «Пинболл 1973», окопавшиеся в Японии русскоязычные гайдзины считали «ояпонившимся до неприличия». Тем не менее, его проза оказалась какой угодно, только не классически страноведческой.

Там ничего нет ни про чайную церемонию, ни про гейш, ни про манга, а про сакуру если и вспоминают, то весьма неполиткорректно: «Правильно! Я давно говорю: сакура – это пустоцвет. Как и все остальное. Все вокруг: ах, Восток! ах, культура! А это никакая не культура, а порожняк».

Вместо всей записной экзотики в книге катаются на горнолыжных курортах и путешествуют на синкансэнах – скоростных поездах, играют джаз и песни Мокроусова на гармошке под сакурой, пьют с бывшими военнопленными и украинскими гастарбайтершами в топлесс-клубе, заискивают перед гаишниками-японцами и профессорами-папуасами, ищут утонувшие в унитазе очки и смысл жизни.

Говоря начистоту, «Записки гайдзина» - это литература для чтения. Знаете, бывает литература для красоты, полная стилистических изысков, бывает – для времяпрепровождения. И ту, и другую читать невозможно. Первую – медленно усваивают, вторую – быстро глотают. А это – переходный, самый редкий тип. Из тех, которую сначала очень быстро читаешь, очень громко смеясь, а потом очень долго куришь и молчишь. Перевариваешь. Вспоминаешь и думаешь. Например, о том, почему среди тысяч псевдофилософских измышлений так редко попадается по настоящему глубокая книга.

Потому как Япония «Записок гайдзина» - это просто очень удобное место для пребывания человека, являющегося гайдзином по сути своей. А уж как его называть – белой вороной, черной цаплей, лысым ежиком или волосатым карпом – без разницы. Он странен и для японцев, и соотечественников, «не имеющих стимула» выучить язык и узнать культуру. И, возможно, именно поэтому и те, и другие у него получились не менее странными.

Японцы в книге сетуют на отсутствие самобытности в японской культуре – потому, мол, и тащим к себе то бейсбол, то феминизм, то комиксы, то мормонство. Буддистские священники играют на саксофоне, а свихнувшиеся в стереотипном восприятии на корпоративных нормах дорожные полицейские наставляют попавшегося бедолагу-иностранца - как лучше нарушать правила дорожного движения. С соотечественниками не лучше. Нет, все «родимые пятна» соотечественника, вырвавшегося за границу, обрисованы со знанием дела, и русо-туристо выглядят более чем правдоподобно, но бичеванием порока автор отнюдь не ограничивается. Из-за неприглярного мурла в конце концов обязательно выглянет человеческое лицо. Корыстолюбивый коммерсант плюнет на все бизнес-перспективы, и устроит возможному партнеру несусветный скандал с выяснением функциональной принадлежности самовара. Циничная стриптизерша-«динамщица» пожалеет нещадно «выдаиваемого» японского «жениха». И все это произойдет без малейших признаков соплей, натяжек и морализаторства.

Очень смешная, очень умная и очень грустная книга. Хорошо бы продолжить череду невероятных нелепостей, и дать Смоленскому какого-нибудь «Букера».

Смоленский В. «Записки гайдзина». СПб.: Амфора, 2007.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 36 comments